Ирма Хайнман 

Еврейская диаспора и Русь.

 Аннотация 

     Предложена гипотеза, согласно которой древняя Русь была военно-торговой организацией, наследником традиций иудо-эллинистических братств (фиасов) Боспорского царства. Свое имя она получила от ивритского слова «» - «», 
которое со времен Маккавеев относилось к эллинизированным евреям, отвергающим иудаизм. Этой организацией основан так называемый «Русский каганат» в Тмутаракани, ее многовековая деятельность на торговых путях Восточной Европы способствовала развитию экономических, культурных и политических предпосылок создания Киевского государства. Приняв активное участие в его организации, «» (рашия-расия) - Русь превратилась в элиту славянского государства и дала ему свое имя. 
     Гипотеза обладает сильными сторонами «норманнской» и «славистской» теорий, подтверждается историческими источниками, данными археологии и топонимикой и позволяет объяснить: 
1) происхождение термина «Рос - Русь - Россия», 
2) противопоставление Руси славянам, 3) взаимоотношение понятий «варяг» и «рус», 4) древнейшие упоминания Руси, связанные с северным Причерноморьем, 5) «дружинный» характер Киевского государства, 6) большой опыт русов в мореплавании и международной торговле, 7) ряд неясных мест в древних письменных  источниках и русском фольклоре {имена богов «пантеона Владимира», названия  «Сафет-река» или «Израй-река», относящиеся к Днепру, и др.).

  Summary

     This work offers a hypothesis on the history of the ancient «Rus», which is seen as a military and trading body, a heir of the syncretistic Jewish-Hellenic religious brotherhoods that formed the military and administrative elite of the Bosporian kingdom. Its name, the «Rus», has originated from the Hebrew 
word « ,» applied to the Hellenized Jews since the time of 
Maccabees. 
     The «Rus» has founded the so called «Russian Kaganat» in Tmutarakan on the Taman peninsula. Its multicentury activity on trading routes of the Eastern Europe has enhanced the economical, cultural, and political conditions for the origin of the Kievan state. Having organized the new Slavic state, the Rus - «» (Russia) became its elite. 
     This hypothesis has the strong points of both the «Norman» and «Slavic» theories, is supported by the archaeological data, historical documents and toponymy, It allows to explain: 
     1. The origin of the term «Ros - Rus - Russia». 
     2. The constant contrasting of the Rus and Slavs in all the written sources 
till the XI c. 
     3. The relationship between the terms: «Varangian» and «Rus». 
     4. The most ancient mentions of the «Rus» near the Black Sea. 
     5. A «squad-like» character of the Kievan state. 
     6. The vast experience of the Rus in seafaring and international trade. 
     7. Some obscure points in the ancient documents and Russian folklore 
(e. g. the idols of the «Vladimir's pantheon», the names of «Safed» or «Israi» given to the Dniper, and so on). 

________________________________________________________________________________________


      .
    Введение 

     Киевское государство возникло в IX в. на территории славянского племени полян и объединило в себе ряд других восточно-славянских племен, имена которых хорошо известны по целому ряду письменных источников. Новое государство стало называться «Русь», хотя такого племени источники не знали. 
     Свое название государство, а затем и сформировавшаяся в XI-XII вв. нация (1, 2) получили от некоторого элемента - «Русь», который в первое время существования Киевского государства являлся социальной прослойкой, тесно связанной с торговлей. 
     Русь четко противопоставлялась славянам и иногда варягам как в русских летописях, так и в дошедших до нас письменных источниках других народов. Естественно, что выяснению происхождения Руси всегда приписывалось принципиальное значение. Этническая или социальная группа, которая дала название государству, а затем и нации, принятое самой этой нацией, - должна была играть существенную роль как при становлении государства, так и в период формирования новой национальности. Взгляд на историю образования Киевского государства определяется ответом на основной вопрос - откуда и каким образом появилась Русь на славянских землях. 
     В зависимости от решения этого вопроса историков можно разделить на «норманистов» - тех, кто признает норманнское (скандинавское) происхождение Руси, и «антинорманистов» - не разделяющих этого мнения. 
     Второе направление возникло как реакция на норманнскую теорию (3) и на первых порах своего существования было обусловлено эмоциональным порывом. В течение многих лет теории этого направления подкреплялись историческими работами, негативная часть которых, как правило, значительно лучше аргументирована, чем позитивная, что и привело к появлению негативного термина «антинорманист» (4, 5). 
     Первые норманисты отождествляли Русь с варягами русских летописей и считали ее норманнским племенем, организовавшим на славянских землях торговые государства - Новгородское и Киевское (6, 7, 8). Они полагали, что славяне в то время стояли на более низком уровне развития, чем норманны, и не могли оказать серьезного сопротивления пришлому элементу, а возможно, что и сама славянская элита была заинтересована в укреплении власти с помощью иноземного вмешательства. Поэтому захват власти Рюриком, который, по их мнению, был норвежским князем, мог быть осуществлен при помощи небольшой норманнской дружины. Данное положение существенно для теории, так как объясняет незначительное культурное и языковое влияние скандинавов на славян и малое число норманнских захоронений даже в основных центрах древней Руси (9). 
     Следующие документы рассматривались ими как прямое подтверждение скандинавского происхождения Руси: 1) Известие Бертинской хроники от 839 г. (10). 2) Рассказ Лиутпранда, епископа Кремонского (11). 3) Рассказ Иоанна Дъякона о походе норманнов в 865 г. на Византию (12). 4) Рассказ Ахмеда Аль-Якуба о нападении Руси на Севилью (13). 5) Сведения о Руси, приведенные Константином Порфирородным (14). 6) Рассказ о призвании варягов из «Повести временных лет» (15), а также скандинавские имена князей, послов и купцов в русских летописях. 
     Юшковым (16) было показано, что в первых четырех документах такого доказательства не содержится. С этим мнением согласились как частичный норманист акад. Б.Д.Греков (17). так и другие советские исследователи. На последних двух документах мы остановимся ниже и убедимся, что и они не составляют исключения. 
     Дальнейшее развитие исторической науки с привлечением арабских и еврейских источников, большинство которых стало доступно для европейских исследователей лишь в конце XIX в., показало, что Русь появилась на юге современной России до возникновения Новгородской и Киевской Руси. Норманисты были вынуждены модернизировать свои представления. Шахматовым 
А. А. (18) была предложена гипотеза двукратного движения скандинавов: первую экспансию, в Крым, он относит к 30-м годам IX в., вторую, в Новгород, к середине IX в. Подобную точку зрения разделяет ряд исследователей, в том числе и Вернадский (19). Брим (20) предлагает рассматривать северную - норманнскую «Русь» и южную - славянсккую «Рось». Однако эти предположения не имеют прямых подтверждений и делают всю теорию более сложной и менее естественной. Кроме того, норманистам не удалось удовлетворительно объяснить происхождение названия «Русь», так как такого норманнского племени не было найдено (21, 22). 
     Одной из последних попыток решить этот вопрос является теория О. Прицака (23). Он считает, что русы до появления на территории восточных славян были международной торговой организацией «неевреев», зародившейся вблизи французского города Родэ (в районе Руси), как конкурент еврейской международной организации торговцев - «Радания». Далее, эта организация, сохраняя свое название (от города Руси), входит в состав торговцев Балтийского моря и, в общих чертах, играет роль норманн норманнских теорий. 
     Критика основных положений норманнских теорий создает впечатление, что эти теории давно должны были погибнуть. Однако они существуют и признаются не только западными, но и некоторыми советскими историками (24). 
     Такая живучесть теорий, против которых в течение двух с половиной веков ведется как будто бы успешная борьба, обусловлена, с нашей точки зрения, двумя прчинами: 
     1. Антинорманисты не смогли предложить сколько-нибудь обоснованной теории возникновения Руси. Они вынуждены признать, что почти все исследователи истории образования Киевского государства, в том числе и противники скандинавского происхождения Руси, считали ее пришлым элементом на славянских землях (25). Не имеют подтверждения и не получили признания попытки вывести Русь из финнов, хазар, западных славян, готов, украинцев, евреев (26). Попытки Рыбакова доказать, что Русь - это славянское племя (27), не могут объяснить противопоставления Руси славянам. Теория Юшкова, который считает, что Русь - это возникшая из славянской среды социальная прослойка (28), также неубедительна (29). 
     2. Норманисты, предлагая в качестве создателей государства военно-торговые дружины варягов - норманн, прекрасно объясняют характер очагов государственности, расположенных по торговым путям, а также очень быстрый выход Новгородской и Киевской Руси на арену международной торговли, что требовало большого опыта мореплавания и хорошо налаженных торговых связей. Хорошо согласуется с этой теорией также и настойчивое противопоставление славян Руси во всех документах до XI века. 
     Не вызывает сомнения, что Киевская Русь была создана военно-морской торговой организацией, однако такой организацией не обязательно должны были быть норманны. Гораздо раньше и наряду с ними существовали торговые организации Черного моря. В связи с точными, многочисленными и значительно более ранними, чем возможная экспансия норманн, указаниями на южное происхождение Руси естественно рассмотреть возможность зарождения и развития ее у Черного моря. 
     В районе северного Причерноморья жили скифские, сарматские и другие иранские племена, а также греки, евреи, готы, гунны и др. 
     Влияние греков и иранцев подробно рассмотрено в работах М.Ростовцева, Е.Х.Миннза и других исследователей, однако учет этого влияния не позволяет построить теорию возникновения Руси. 
     Роль еврейской диаспоры в истории этого района изучена далеко недостаточно. Исследования, так блестяще начатые в конце прошлого века А.Я.Гаркави, Ю.Гессеном и С.М.Дубновым, не были продолжены. Весь колоссальный материал, собранный Гаркави, так и не был опубликован. 
     Ничтожно мало работ посвящено связи между историей России и Хазарским каганатом, в котором евреи играли решающую роль, хотя он существовал на территории Восточно-Европейской равнины несколько столетий. 
     В библиотеках Ленинграда и Москвы со второй половины прошлого века (30, 31) хранится около 20000 еврейских и еврейско-арабских документов, представляющих собой одно из самых больших, если не самое большое, собрание в мире. Среди этих документов находится и коллекция А.Фирковича, получившего от царского правительства полномочия забирать и скупать все еврейские документы и документы, относящиеся к истории караимов, на территории Крыма и Кавказа. В 1843 г. Фиркович совершил путешествие по Египту и Востоку и привез оттуда древнейшие рукописи. Роль этой коллекции трудно переоценить, несмотря на ряд сомнительных «исправлений», внесенных Фирковичем в несколько источников. Собрание Фирковича поступило в Публичную библиотеку Санкт-Петербурга (Ленинграда) в 1862-1875 гг. 
     Систематическое изучение этих документов, часто генетически связанных с хранящимися в библиотеках других стран, помогло бы восполнить образовавшийся пробел. 
     Современное состояние проблемы, а также направленность небольшого количества работ, ей посвященных, лучше всего могут быть поняты из цитаты, взятой из книги акад. Б.Д.Грекова «Киевская Русь» (32): 
     «С другой стороны все эти вопросы (проблемы экономического, общественного и политического развития восточно-европейских народов и прежде всего восточного славянства - И.Х.), несмотря на то, что они касаются такого отдаленного от нас времени, имеют и имели не только чисто академическое значение, и поэтому вокруг них шла острая борьба, обусловленная национальными и политическими позициями участвовавших в ней лиц. Отсюда неизбежны различные подходы к фактам, самый выбор фактов и их трактовка». 

 

__________________________________________________

    Литература

  (1) Насонов, «Русская земля», с. 36. 
  (2) Pritsak, «The Origin.», p. 271. 
  (3) Pritsak, «The Origin.», p. 249. 
  (4) Соловьев, «История», т. 1-2, с. 302. 
  (5) Юшков, «Общественно-политический.», с. 56. 
  (6) Bayer, «Commentarii». 
  (7) Mller, «Origines». 
  (8) Шлетцер, «Нестор». 
  (9) Юшков, «Общественно-политический.», с. 54. 
(10) «Annales Bertiniani», pp. 19-20. 
(11) Liutprandi, «Autopodisis», p. 277. 
(12) Johanus Diaconius, PL, t. 139, cols 875-940. 
(13) Yaqubi, «Kitab», BGA, v. 7. 
(14) «Константин Багрянородный», ее. 8-10. 
(15) «Повесть временных лет», т. I, с. 18. 
(16) Юшков, «К вопросу», ее. 37-59. 
(17) Греков, «Киевская Русь», с. 257. 
(18) Шахматов, «Древнейшие судьбы». 
(19) Vernadsky, «History», v. 1, р. 261-262. 
(20) Брим, «Происхождение термина». 
(21) Насонов, «Русская земля», с. 38. 
(22) Рыдзевская, «К варяжскому вопросу», с. 628. 
(23) Pritsak, «The Origin.». 
(24)  Юшков, «Общественно-политический.», с. 67. 
(25) Рыбаков, «Очерки», гл. 7, с. 735. 
(26) Юшков, «Общественно-политический.», с. 44. 
(27) Рыбаков, «Новая концепция». 
(28) Юшков, «К вопросу», ее. 37-59. 
(29) Греков, «Киевская Русь», с. 257. 
(30) Старкова, «О публикации.», с. 205. 
(31) Винников, «Неотложные.», с. 40. 
(32) Греков, «Киевская Русь», сс. 8-9. 

 


 

 

  Еврейская диаспора северного Причерноморья

     Географическое положение Восточно-Европейской  равнины, находящейся на стыке путей, связывающих Азию и Европу, наличие удобных речных магистралей, пересекающих ее во всех направлениях, необычные природные богатства и малая плотность населения предопределили характер государств, возникавших в этих местах (1). С глубокой древности на этих территориях возникали торговые империи. Такой была империя скифов, занимавшая колоссальную территорию и включавшая многочисленные племена и народы. Основные торговые пути этого государства были сухопутными, однако скифы старались контролировать устья речных магистралей и побережья Черного и Азовского морей. 
     Одновременно со скифами и позже существовало торговое государство Боспор, основные водные торговые пути которого проходили по Черному и Азовскому морям, Южному Бугу и Днепру. 
     В VII в. н. э. значительную часть Восточно-Европейской равнины занимает Хазарское торговое государство, контролировавшее торговлю Запада с Хорезмом, Персией, Арабским Халифатом и другими странами Востока. Через столицу Хазарии Итиль, расположенную на Волге (древнейшей магистрали, связывавшей народы Балтийского моря и финские племена севера с югом и востоком), шел оживленный торговый обмен. 
     Древнее Киевское государство не являлось исключением. Оно возникло на торговых путях и начало свою жизнь с активного участия в международной торговле. При этом русы с начала своей деятельности показали себя как опытные торговцы и, в отличие от скифов и хазар, как первоклассные мореплаватели. 
     Прежде, чем говорить о заселении юга России евреями, определим терминологию. В современном русском языке слово «еврей» означает национальность (этническое происхождение), а также религиозную принадлежность. Во избежание недоразумений в данной работе приняты следующие определения: «еврей» - этническое происхождение; «еврей-иудаист» - еврей, верящий в Б-га Авраама, Исаака и Иакова; «эллинизированный еврей» - еврей, верящий во Всевышнего Б-га; еврей, отказавшийся от иудаизма в пользу язычества, в соответствии с термином, принятым в Торе и «Книге Маккавеев», назван «раша» или «рашия» (см. ниже). 
     Переселение большого количества евреев в район Кавказа и к северному берегу Черного моря было осуществлено царем Навуходоносором после разрушения первого Иерусалимского Храма (586 г. до н. э.), о чем свидетельствует греческий историк Мегасфен (2, 3, 4). Об этом переселении упоминают также библейские пророки (Иеремия31:8, Иезекиль 39:1 и др.). 
     Во время ранней колонизации греками северного Причерноморья вместе с ними приходили и евреи. Следующая известная нам волна переселения связана с походами персидских царей. Археологические данные подтверждают свидетельства караимов о том, что их предки пришли в Крым с персидской армией в 460 г. до н. э. (5). 
     Персидские монархи рассматривали еврейские колонии как фактории и гарнизоны, охраняющие торговые пути и границы империи. Такие еврейские поселения были не только в районе Кавказа и Черного моря, но и на других границах персидской империи. Во времена Александра Македонского еврейские общины Крыма и северного Причерноморья потребовали тех же привилегий, которыми они пользовались при персидских царях, что говорит о заметной роли этих поселений и о наличии у них определенного самоуправления (6). 
     Вполне возможно, что с древнейших времен кроме береговых существовали и материковые земледельческие еврейские поселения: существует мнение, что греки при колонизации ограничивались прибрежной полосой, а евреи проникали вглубь материка (7). 
     Многочисленные надписи, найденные в Анапе, Ольвии и, особенно, Пантикапее, свидетельствуют о том, что с начала новой эры евреи составляли значительную часть населения Боспорского царства, имели свои кладбища, синагоги и общественные учреждения (8). Они пользовались греческим языком. 
     Эллинизированные евреи входили в военно-религиозные братства, признающие культ высшего бога (9, 10, 11). Члены этих братств принадлежали к высшей аристократии (12) и играли ведущую роль в Боспорском царстве и его вооруженных силах, о чем свидетельствуют многочисленные эпитафии на памятниках, поставленных членами этих братств, .перечисляющие военные подвиги погибших (13). Например, в надписи, изданной под № 64 в Корпусе Боспорских надписей, указывается, что наместник Феодосии (14) в IV веке н. э. поклонялся Всевышнему Богу, причем упоминаемое в надписи слово «» известно в двух значениях: им обозначаются и языческие святилища (15) и молельни иудеев (16). 
     С глубокой древности Боспорское царство вело оживленную торговлю с племенами, населявшими Восточно-Европейскую равнину, о чем свидетельствуют находки из захоронений VI-IV вв. до н. э. в районе Киева и в других местах (17). После царя Левкона I (389-349 гг. до н. э.), который завоевал Феодосию и монополизировал торговлю зерном, Боспорское царство стало житницей Аттики - оно поставляло 50% импортируемого Грецией зерна (18, 19). 
     Во времена римского владычества Боспорское царство снабжало зерном и другими товарами также и римские армии, находящиеся на границе с Парфянским царством. Для защиты торговых путей была создана специальная хорошо вооруженная постоянная армия, насчитывающая 3000 человек, и флот, располагавший сорока длинными кораблями (20). Многие римские императоры, и особенно Траян, строили свою политику в этом районе в расчете на создание местной армии, способной обеспечить оборону границ империи (21), что в высшей степени укрепило положение местной правящей верхушки, а вместе с нею и военно-религиозных братств. 
     После разрушения второго Иерусалимского Храма большое количество евреев было переселено в Боспорское царство императором Адрианом (22, 23). О непрерывном присутствии евреев и караимов в Крыму со 11-го до XIX века н. э. свидетельствуют надписи на иврите, найденные в Чуфут Кале (Еврейская крепость) (24). В 300 г. во время беспорядков в Херсонесе Таврическом против христианских епископов вместе с язычниками принимали участие и иудеи (25). При римских императорах династии Северов Боспор был окончательно потерян как форпост греческой культуры, однако Пантикапей не погиб, хотя и перестал быть греческим городом (26). 
     Во время нашествия остготов и гуннов все виды деятельности населения бывшего Боспорского царства были нарушены. Жизнь в городах Крыма и Таманского полуострова то затухала, то возрождалась в тех же местах или вблизи них. Естественно, что и торговая деятельность была частично перенесена в более спокойные места (27). 
     Наследники военно-религиозных братств в это беспокойное время легко находили применение своим способностям: они могли служить наемниками в иностранных армиях, входить во временные союзы с той или другой из воюющих сторон или создавать торгово-грабительские организации. 
     В VII веке н. э. евреи составляли основную часть населения центра торговли этого края - города Фанагории и его окрестностей (28, 29). В начале VIII века и без того весьма многочисленные еврейские общины северного Причерноморья численно возросли благодаря прибытию единоверцев из Византии, спасавшихся от гонений императора Льва Исавриянина (30). 
     Значительно усилилась роль евреев и в Хазарском каганате, куда бежали многие евреи из разгромленного арабами Хорезма, в том числе наследник хорезмского правителя Булан (31). Хазария стояла на пути наступления Арабского Халифата на Европу на севере, так же, как Византия - на юге (1*). Судьбы Халифата и Византии во многом зависели от того, чью сторону займет Хазария, поэтому обе эти страны старались склонить хазар принять, соответственно, ислам или христианство. Хазария приняла иудаизм. Некоторые историки считают это решение странным и, во всяком случае, требующим специального объяснения (32, 33). Однако оно кажется таковым, только если не учитывать влияние евреев района, в том числе и общин Северного Кавказа (34, 35), которые были третьей силой в борьбе за определение пути развития этих территорий. Принятие иудаизма хазарами настолько усилило еврейские общины северного Причерноморья, что они стали фактическими хозяевами бывшего Боспора (36). 
     Как и в античные времена, религиозный состав диаспоры был «пестрым»: одни оставались верны иудаизму, часть была эллинизирована, часть вернулась к язычеству палестинского и других толков. Существовали также многочисленные секты: караимы, самаритяне и др. Самаритян, игравших наибольшую роль, мусульмане считали евреями-иудаистами, последние - раскольниками, а христиане - язычниками (37). Еврейские общины, как это было повсюду в те времена, являлись и очагами распространения христианства (38). 
     В обстановке обострившейся религиозной борьбы между иудаизмом, христианством и исламом язычники могли подвергаться нападкам со всех сторон, что неминуемо должно было привести к их обособлению, а возможно и удалению из ряда мест. 
     Согласно предлагаемой гипотезе, «рашия», или евреи, отвергнувшие иудаизм в пользу язычества, составили ядро сформировавшейся в северном Причерноморье и распространившей свою деятельность на Восточно-Европейскую равнину военно-торговой организации Русь, сыгравшей решающую роль в создании Киевского государства и давшей ему свое имя. 
     Для обоснования данной гипотезы рассмотрим: 
     1. Объяснение происхождения слов «Рос - Русь - Россия». 
     2. Древнейшие указания на время и место зарождения Руси. 
     3. Образ жизни и деятельность древнейшей Руси. 
     4. Языческую религию русов, некоторые легенды и указания древнейших русских письменных источников о возникновении Киевского государства. 

        Комментарии 

(1*)  Слово «роса» можно получить также от древнеивритского корня «ОП», имеющего звучание «рос (Словарь Бен-Иегуды; см. также: Песнь Песней 5:2 - «» - росы ночные). 
(2*) От библейского Рош (или Рос), связывая его с роксаланами, о которых сообщают античные авторы, начиная со II в. до н. э. (Страбон, Плиний, Тацит, Птоломей), церковная генеалогия выводит русских («Hebrew and Chaldee Lexicon,» by J.Fuerst, p. 1272; «Hebrew and English Lexicon», by W.Gesenius, p. 956; Hastings, J. «Diet. of the Bible», Proclus Patriarch (Nicephoros Kallistus Xanthopulus, PG, t. 146, coU. 1188, etc.). 
(3*) От этого корня в иврите произошли также корни «» и «», или «», «» со значением «разрушать», «измельчать» («Lexicon», by J.Fuerst, pp. 1304, 1321; Словарь Бен-Иегуды). 
(4*) Об особенностях развития корней в семитских языках см. работу Газова-Гинзберга в кн. «Семитские языки», с. 200). 
(5*) Слово «» (рош-реш) имеет также значение «яд», «отрава», как беспокойное состояние человека неправого, «отравленного» физически или морально (Словарь Бен-Иегуды). 
(6*) Переход «о» в «у» в словах «рос» - «рус» Барац («Собрание», 
т. 2, с. 170) объясняет сирийским произношением слова «», т. е. «роус», которое, по его мнению, было принято на юге России под влиянием хазарских евреев. Рыбаков («Очерки», с. 741), ссылаясь на работу Дьяконова («Известия», с. 87), объясняет это чередование тем, что сирийская форма слова «hros» могла произноситься как «рос» или «рус», т. е. фактически принимает трактовку Бараца, не упоминая о нем. 

Литература

  (1) Rostovtzeff, «Iranians.», pp. 210-222. 
  (2) Еврейск. Энцикл., «Крым». 
  (3) Harkavy, «Die Juden u. die slawischen.», pp. 77-79. 
  (4) Dubnov, «History of the Jews», pp. 16-17. 
  (5) Wright, «The Troglodyte.», pp. 13-20. 
  (6) Godbey, «The lost.», p. 260. 
  (7) Godbey, «The lost.», p. 271. 
  (8) Дубнов, «Историческая тайна». 
  (9) Латышев, «Известия», № 10, с. 28. 
(10) Schrer, «Sitzungsberichte.», p. 200. 
(11) «Корпус Боспорских надписей», с. 72. 
(12) Блаватский, «Пантикапей», с. 213. 
(13) «Корпус Боспорских надписей»Надписи фиасов. 
(14) Гаядукевич, «Боспорское царство», с. 343. 
(15) Latyshev, IPE, 1, p. 190. 
(16) Эрлих, - Доклады Академии Наук СССР, 1928, с. 124. 
(17) Rostovtzeff, «Iranians.», p. 93. 
(18) Vemadsky, «History», v. 1, р. 5 8. 
(19) Rostovtzeff, «Iranians.», p. 153. 
(20) Flavius, «Bell. Jud.», II, XVI. 4. 
(21) Rostovtzeff, «Iranians.», pp. 154, 159. 
(22) Hyeronimi opera, t. VI, p. 143. 
(23) Хвольсон, «Восемнадцать.», с. 137. 
(24) «Регесты», с. 3 и далее. 
(25) «Регесты», с. 42. 
(26) Rostovtzeff, «Iranians.», p. 155. 
(27) Якобсон, «Раннесредневековые.», сс. 458-459. 
(28) Theophanes Confessor, «Chronographia». 
(29) Гаркави, «Русь и русское.», с. 69. 
(30) Еврейск. Энцикл., «Боспор Киммерийский». 
(31) Толстов, «По следам.», сс. 226-227. 
(32) Thompson, «Economic and social.», p. 339. 
(33) Соловьев, «История», т. 1-2, с. 181. 
(34) Гаркави, «Сказания мусульманских.», сс. 129-130,151-152. 
(35) Гаркави, «Известия караима». 
(36) Еврейск. Энцикл., «Боспор Киммерийский». 
(37) Gibbon, «The decline and fall.», v. 2, p. 838. 
(38) Browning, «Byzantium», p. 163. 

________________________________________________


 

Происхождение названий «Рос - Русь - Россия» 

     Выяснению происхождения названия «Русь» было посвящено множество работ, при этом, естественно, направление поиска определялось взглядами исследователя на происхождение государства. До сих пор не было предложено удовлетворительного объяснения, что подтверждается не прекращающимися до последнего времени попытками найти не противоречащий историческим данным ответ на этот вопрос. Такое положение может указывать на несостоятельность концепций, определяющих направление поиска. Предложенная гипотеза должна помочь в решении и этого вопроса. Однако прежде рассмотрим несколько предложенных ранее объяснений. 
     Норманисты, не найдя народа или племени Русь (1), предлагали следующие объяснения: 
     1. Шведы стали «русами» на славянских территориях, приняв имя от финнов, которые в IX в. называли их «руотси» или «руотци», что означает «гребцы» (Шлецер, Тунман, Гипинг). Однако ни шведы, ни другие скандинавы никогда себя так не называли на своей родине, и не известно, называли ли их финны этим именем в IX в. (2, 3), русские же летописи отличают шведов от русов (см. ниже). 
     2. Название «Русь» произошло от шведской провинции «Рослаген» (4) - гипотетическое место рождения Рюрика. Однако Шлецер отказался от этого предположения после того как было показано, что данное имя провинция получила лишь в XIII в. (5). 
     3. Вернадский, приверженец теории двойной экспансии, объясняет происхождение и распространение слова «Русь» следующим образом (6): 
     Название племен алан или асов (по происхождению иранских, предков современных осетин), проживавших в Приазовье и на Северном Кавказе, вместе с названием племени роксалан (ирано-славянское), проживавших по северному побережью Черного моря, могло звучать как «рукс» или «рохс» со смыслом «белый», т. е. «рукс-алане» - светлые алане, что могло сохраниться в географических названиях, как «рос» или «рус», например, в названии города «Малороса» на Таманском полуострове. Название «Русь» приняли как свое собственное имя первые датчане (скандинавы, викинги), создавшие колонию на Таманском полуострове под названием «Русский каганат». Торгуя по речным путям Восточно-Европейской равнины, они передали это имя шведам, которые, основав город Старая Руса, стали называться «русами» для отличия от других торговцев Балтийского моря. Затем они перенесли это название в Новгород и Киев. 
     4. Прицак считает (7), что название «Русь» произошло от кельто-латинского названия местности «Рутениси», которое изменилось во Франции в «Руси», а в средней Германии в «Рузи». Торговцы организаций Русь (принявшие его от названия местности) перенесли свое фригийское название на территорию Восточно-Европейской равнины, где его приняли люди всех национальностей, составлявшие эту организацию, и передали его народам, населявшим захваченные земли. Однако, как и «норманисты», Прицак не может найти это название на Скандинавском полуострове, где он помещает крупнейшие промежуточные базы этих торговцев. 
     Рассмотрим некоторые объяснения, предлагаемые антинорманнистами: 
     1. Г.Тебеньков (8) связывал слово «Русь» с языческим обрядом поклонения росе, якобы существовавшим у некоторой части славян. Однако нет никаких данных, подтверждающих существование такого обряда (9). 
     2. Рыбаков, Б.А. (10) также получает название племени «рос - рус» от слова «роса», которое сохранилось в географических названиях на Восточно-Европейской равнине, от санскритского корня «ros - rons» (1*). 
     3. В.З.Завитневич (11) получал слово «Русь» от греческого «» (русиос), что означает «красный», «пурпурный», т. е. напоминающий кровь. По его мнению, так называло русских греческое простонародье после нападения на Константинополь, а русские приняли это имя при подписании договора с греками в 907 г., поскольку другого собственного имени у них к тому времени еще не было. 
     Неубедительность этих объяснений настолько очевидна, что следует согласиться с антинорманистом Ю.С.Юшковым, который считает, что объяснение происхождения названия «Русь» является «камнем преткновения для всех антинорманистов» (12). 
     4. Г.М.Барац (13), объясняя происхождение слова «рос - рус» от ивритского - «» делает неправильную посылку, связывая русов с роксаланами, которых он считает евреями, получая их имя через греческую транслитерацию слов «рош гола» или «реш галут», что на иврите значит «глава рассеяния». Эта неправильная посылка, представляющая собой конкретизацию церковной генеалогии (2*), не отвечает современному уровню знаний, что и привело к полному отрицанию всех его объяснений, несмотря на правильный, с моей точки зрения, исходный пункт. 
     Придерживаясь многовековой традиции, попытаемся пояснить, как слово «» связано с названием народа и государства. 
     Массовые переселения евреев на северное побережье Черного моря произошли до завершения окончательной редакции Ветхого Завета, и если возникновение термина «рос - рус» связано с этими (или более ранними) событиями в еврейской истории, то оно может быть прослежено до Ветхого Завета. Действительно, народ - «» («Рош» или «Рос» по греческой транслитерации) в Библии упоминается дважды: один раз как сын Вениамина (Бытие 46:21), второй раз - как народ, несущий гибель и разрушение (Иезекиль 38:2-3; 39:1). В последнем случае он является соседом народов, живущих в районе Черного моря - скифов, киммерийцев, армян. 
     Кратко рассмотрим этимологию слова - «» (рош). Ивритское слово - «» восходит к древнейшему корню (14), означающему твердость, крепость (3*). Отсюда в дальнейшем развилось его основное значение - «череп» - «голова», «земля» (15). Возможно в связи с движением головы, показывающим согласие-несогласие, правоту-неправоту, появилось значение неустойчивости, движения, беспокойства (16). 
     От этого корня произошли слова: 1.- «» - «голова», «главный», «первый». 2.- « » (раш) - «движение», «беспокойство» (как состояние неправоты), «шум» (17). 
     Возможно, что от этого же корня (4*) произошло и другое слово, близкое к нему по значению:- «» (раша - реша) - «зло», «безбожник», «идолопоклонник». 
     Действительно, во Второзаконии (29:17) четко видно, что слово - 
«» употребляется в связи с отступничеством, язычеством: 
      «Может быть есть среди вас мужчина или женщина, или семейство, или колено, которого сердце отвращается ныне от Господа, Б-га нашего, дабы ходить служить богам тех племен, может быть есть среди вас корень, произращающий яд (5*)  и полынь...» 
     Примеров применения слова - «» не в его главном смысловом значении - «голова», «главный», а в смысле чего-либо вредного, гибельного в физическом или нравственном отношении, можно привести множество: Второзаконие 32:33; Иеремия9:14; Псалмы 69: 
22 и т. д. Хотя, конечно, для определения понятия «безбожник», «отступник», «идолопоклонник» в Библии чаще употребляется другое слово - «» (раша): Иов 9:24 и др., и его производные, из которых приведем только интересные для нас. Например, Даниил 11:32 - 
«» (маршей брит) - отрицающие Завет, т. е. иудаизм; I Маккавеи 1:11,15 - отрицающие обрезание; II Летопись 20:35 (18) - 
«» (xa-рашия) - собирательное, означающее «действующие неправо или злобно»; Иов 34:8 - «» (аншей раша) вместо 
«» (рашаим) - «люди греха», «идолопоклонники»; Исайя 9:17; Малахи 3:15 - «» = «» (рашийа = раша) - собирательное существительное, означающее отступничество, идолопоклонство, грех, зло. Отметим, что собирательное «» «»(раша, рашийа) обычно употребляется вместо множественного «» (рашаим): Псалмы 84:11 ив др. местах (19). 
     Я считаю, что термин «Рос - Русь - Россия», относящийся к народу ии государству (20), произошел от двух ивритских слов с перекрывающимся значением «» и «». 
     1. «» - народ (сын Вениамина), живущий в северрном Причерноморье. Само имя, связанное с отступничеством, позволяет понять, почему Иезекиль рассматривает этот народ как потенциального врага Израиля наряду с другими, не родственными народами. 
     2. «»- «отступник», «злодей» и «враг Израиля» (Исайа 13: 
11; 14:5 - о Вавилоне). 
     Лишь сочетание еврейского происхождения и отступничества 
могло привести к возникновению термина, определяющего народ с этих двух сторон. 
     Появление имени «Рос» в византийских источниках не было аллегорией, так как оно не применялось ни к одному из значительно более опасных врагов Византии - гуннам, болгарам, арабам. 
     Имя «Рос - Русь - Россия» относилось к военно-торговой организации, этнический состав, религия и образ жизни которой полностью отвечали его этимологическому значению; было принято ею как самоназвание и сохранилось как название государства (6*). Его эволюцию можно проследить по средневековым еврейским и греческим письменным источникам. Известно, что в средние века евреи писали иностранные слова (вне зависимости от их происхождения) фонетически с помощью своего алфавита. В X-XII вв. название Киевского государства было для них иностранным словом. 
     Приведем несколько примеров: 
    (росия или русия) - «Кембриджский документ» - письмо 
               хазарского еврея X-XI вв. (21). 
  (росия или русийа) - Элиезер бен-Исаак (22). 
(росийа, русийа или рошия, рушия) - Моше 
                бен-Исаак (23). 
(росия или русия) в документе XI в. (24). 
     Сохранившееся до настоящего времени в центральных районах России народное самоназвание «Расея», «расейский» полностью соответствуют слову «» , произнесенному по-славянски. 
     Звук «ш» сохраняется даже в некоторых славянских источниках, например, слово «роушки/м/» встречается в списках «Жития Константина» (подробный анализ проведен в работе Т.А.Иванова (25). В.Мавродин (26) приводит (без анализа) название государства и народа, расположенного у верховьев Дона, «Rhoschouasko» - из хроники Альфреда Великого (80-90 ггг. IX в.). 
     В греческих источниках Х в. название государства дается как 
«» (Росиа) (27, 28). 
     Почти никто из современников возникновения и формирования Руси не говорил об ее происхождении. В этом не было необходимости, так как само название «Русь» содержало достаточную информацию. У тех немногих авторов, которые все же касаются этого вопроса, мы можем найти замечания, подтверждающие данную точку зрения. 
     Например: 
     1. Автор жития Георгия Амастридского (29) характеризует Русь как «...этот гибельный по названию и на деле народ...» /на что обратил внимание Барац (30) /. 
     2. Симеон Логофет (31) отмечает: «Росы, они же дромиты, получили свое имя от легендарного родоначальника Роса. Они пренебрегли повелением бога, владевшего ими и были изгнаны соплеменниками...». 
     Отголоски изгнания сохранились в древнейших русских былинах, где оно приняло форму конфликта сына с родителями. В многочисленных вариантах былины «Козарин» (32), главный герой, благородство и высокие моральные качества которого подчеркиваются, оказывается изгнанным своими родителями, ненавидящими его. Козарин не ищет примирения с родителями, которое унижало бы его достоинство, и, совершив подвиг, возвращается в изгнание. 
     3. Прямую связь между Русью и народом Рош отмечает Лев Дьякон (33). В описании дружины Святослава говорится: «...говорят, что побежденные тавро-скифы никогда живыми не сдаются неприятелю... что сей народ отважен до безумия, храбр, силен, что нападает на все народы, что многие свидетельствуют и даже божественный Иезекиль о сем упоминает в следующих словах: «Вот я на тебя, Гог, князь Роша, Мешеха и Тубала». 
     Эту связь признают также и советские исследователи (34). 
По мере того, как слово «рашия - расия» превращается из названия военно-торговой организации в имя славянского народа, происходит разделение его смыслового значения, что хорошо видно в письме хазарского еврея, где оба эти слова употребляются в одном тексте, каждое в своем значении: «» - злодей («» - злодей Романус) и «», «» (русия, русим) - русы (35). 
     Аналогичную историю имеет и название военно-торговых организаций Балтийского моря - «варяги». Слово «warg» или «wrag» (по-видимому, происходящее от латинского «var») в средневековой Западной Европе означало «изгнанник», а позднее «изгнанник и преступник»: у готов «wargjan», у англосаксов «wraecia», в законе Салическом «wargus», финское «waras» и т. д. (36, 37, 38). Это слово, очень близкое по смыслу к слову «Русь», было принято как свое название организацией, подобной Руси. В русском языке слово «варяг» дало производные с резко отрицательным значением: «враг», «вор», сохранив за исходным словом положительное значение «дружинник» или «торговец» (39). 
     Насколько близки по своему генезису слова «варяг» и «рус», настолько же близки по характеру и военно-торговые организации, носящие эти названия. Анализ применения этих слов в различных случаях приводит Соловьева С.М. (40) к выводу, что они применяются к одной и той же организации, которая в районе Балтийского моря называется «варягами», а в районе Черного моря - «русами». Это мнение ошибочно, но свидетельствует об одинаковом характере организаций, а наложение территориальных сфер деятельности варягов и Руси и включение в них людей различных национальностей могли приводить и приводили к продолжительным и безрезультатным спорам о взаимоотношении понятий «варяги» и «Русь» (41). 

Комментарии 

(1*)  Слово «роса» можно получить также от древнеивритского корня «ОП», имеющего звучание «рос (Словарь Бен-Иегуды; см. также: Песнь Песней 5:2 - «» - росы ночные). 
(2*) От библейского Рош (или Рос), связывая его с роксаланами, о которых сообщают античные авторы, начиная со II в. до н. э. (Страбон, Плиний, Тацит, Птоломей), церковная генеалогия выводит русских («Hebrew and Chaldee Lexicon,» by J.Fuerst, p. 1272; «Hebrew and English Lexicon», by W.Gesenius, p. 956; Hastings, J. «Diet. of the Bible», Proclus Patriarch (Nicephoros Kallistus Xanthopulus, PG, t. 146, coU. 1188, etc.). 
(3*) От этого корня в иврите произошли также корни «» и «», или «», «» со значением «разрушать», «измельчать» («Lexicon», by J.Fuerst, pp. 1304, 1321; Словарь Бен-Иегуды). 
(4*) Об особенностях развития корней в семитских языках см. работу Газова-Гинзберга в кн. «Семитские языки», с. 200). 
(5*) Слово «» (рош-реш) имеет также значение «яд», «отрава», как беспокойное состояние человека неправого, «отравленного» физически или морально (Словарь Бен-Иегуды). 
(6*) Переход «о» в «у» в словах «рос» - «рус» Барац («Собрание», 
т. 2, с. 170) объясняет сирийским произношением слова «», т. е. «роус», которое, по его мнению, было принято на юге России под влиянием хазарских евреев. Рыбаков («Очерки», с. 741), ссылаясь на работу Дьяконова («Известия», с. 87), объясняет это чередование тем, что сирийская форма слова «hros» могла произноситься как «рос» или «рус», т. е. фактически принимает трактовку Бараца, не упоминая о нем. 

Литература

  (1) Насонов, «Русская земля», ее. 38-39. 
  (2) Насонов, «Русская земля», ее. 38-39. 
  (3) Рыдзевская, «К варяжскому вопросу», с. 628. 
  (4) Dorn, «Kaspii», p. 446. 
  (5) Ewers, «Kritische», pp. 119-120. 
  (6) Vernadsky, «History, v. 1, pp. 97,106-108, 335. 
  (7) Pritsak, «The Origin.», pp. 263-264. 
  (8) Тебеньков, «Происхождение», ч. 1. 
  (9) Барац, «Собрание.», т. 2, стр. 167. 
(10) Рыбаков, «Древние», сс. 98-101; «Очерки», с. 748. 
(11) Завитневич, «Труды», кн. 12. 
(12) Юшков, «Общественно-.», с. 56. Кроме того см.: Лихачев, в 
        кн.: «ПВЛ», т. 2, сс. 239-244; Гедеонов, «Варяги и Русь»; 
        Тихомиров, «Происхождение» и др. 
(13) Барац, «Собрание.», т. 2, с. 168 и далее. 
(14) Fuerst, «Lexicon», p.1271. 
(15) Fuerst, «Lexicon», p.1271. 
(16) Fuerst, «Lexicon», p.1271. 
(17) Fuerst, «Lexicon», p.1271. 
(18) Fuerst, «Lexicon», p.1320. 
(19) Fuerst, «Lexicon», p.1320. 
(20) Fuerst, «Lexicon», p.1272. 
(21) Schechter, «An unknown.», Jew. Quart. Rev., v. Ill, no. 2, pp. 208-209. 
(22) Kupfer, «Zrodia Hebrajskie.», p.159. 
(23) Kupfer, «Zrodia Hebrajskie.», p.173. 
(24) Kupfer, «Zrodia Hebrajskie.», p.67. 
(25) Иванов, «Советское славяноведение», 1969, №4. 
(26) Мавродин, «Происхождение.», с. 159. 
(27) Constantine Porphyrogenius, «De administrando». 
(28) «De costrametatione», ch. XVIII, см. Кулаковский, «Визан. врем.», 
        т. 7,  в. 4, с. 659. 
(29) Василевский, «Русско-византийские.», вып. 2, с. XLI. 
(30) Барац, «Собрание», т. 2, с. 170. 
(31) «Симеон Логофет», с. 120. 
(32) Григорьев, «Архангельские былины», № 20. 
(33) Лев Диакон Калойский, «История», сс. 65-66, 93, 94, 97. 
(34) Греков, «Киевская Русь», с. 268. 
(35) Schechter, «Jew. Quart. Rev.», v. 3, no. 2, pp. 208-209. 
(36) Соловьев, «История», т. 1-2, сс. 300-301. 
(37) Татищев, «История», т. 1, с. 300. 
(38) Jones, «A history», pp. 246-247. 
(39) Даль, «Словарь.» - «Варяг». 
(40) Соловьев, «История»,т. 1-2, с. 126. 
(41) Vernadsky, «History», v. l.pp. 275-278, 281. 

_________________________________________________________________________________________


 

 

  Древнейшие упоминания Руси 

     Почти все ученые считают Русь пришлым элементом на славянских землях (1) и лишь некоторые советские исследователи пытаются доказать ее местное, славянское происхождение (2, 3). Большая часть как норманистов, так и антинорманистов признают, что первой была Азово-Черноморская или Тмутараканская Русь, однако есть историки, придерживающиеся иной точки зрения. Ввиду особой важности этого вопроса еще раз рассмотрим основные источники (1*) . 
     Наиболее древним упоминанием народа Рос в связи с северным Причерноморьем многие исследователи (4) считают сообщение Иордана (5), писавшего в VI веке. Повествуя о событиях конца IV века, он сообщает, что два брата, Сар и Ами, «из вероломного племени росомонов» (людей из племени Рос) (2*), мстя за гибель своей сестры Сунильды, ранили готского властителя 
Германариха (3*). 
     Псевдо-Захарий в 550 г. упоминает народ «харос» (6), живущий в нижнем течении Дона  (4*). 
     Народ Роси (Руси) как новый, дополняющий библейскую генеалогию, появляется у толкователя Библии Ефрема Сирина. Возможно, что это упоминание является вставкой VI века в более древний текст (7). 
     Арабский историк Табари (8) под событиями, относящимися к 
642-3 гг., помещает следующее сообщение (приводимое в персидском переводе Белами): когда авангард арабской армии подошел к Дербенту, правитель Дербента Шахриар заявил: «Я оказался между двумя врагами - хазарами и Русью, последние - враги всему миру и никто не может с нними воевать. Поэтому вместо того, чтобы брать с нас дань, поручи лучше нам воевать с ними». 
     С рассказом Иордана перекликается сообщение русского исторического документа XVI в., «Степенной книги», в которой указывается, что император Феодосии Великий (379-395 г. н. э.), «друг готов», воевал с русами: «Еще же древле и царь Феодосии Великий имеяше брань с русскими вой, его же укрепи молитвой великий старецъ Египтянин именемъ Иванъ Пустынникъ» (9). В этом же документе есть место, упоминающее о тех же событиях, что и сообщение Табари: «Последи же и при Ираклии цари ходиша Русь на царя Хоздроя Персьского» (10). Лишь твердая уверенность автора в достоверности используемых им, но не дошедших до нас, источников могла заставить его включить в XVI веке сообщения о Руси, относящиеся к временам на сотни лет более древним, чем четко установленная «Повестью временных лет» дата возникновения Русского государства (5*). 
     Отметим, что легендам Западной и Северо-Западной Европы («Старшая» и «Младшая Эдда», «Беовульф») неизвестно имя «Русь»; 
оно появляется в легендах о Нибелунгах, где русы выступают как вассалы короля гуннов Этцеля (сопоставляемого с каганом Атиллой) и в «Песне о Роланде», где они входят в состав арабского войска, противостоящего европейскому войску Карла Великого. 
     Анонимный географ из Равенны (11) в VII в. упоминает город Малороса, расположенный на Таманском полуострове и отождествляемый Вернадским с Тмутараканью (12). 
     В самом начале IX в. или даже в конце VIII в. Русь нападает на Сурож в Крыму, а затем на Амастриду (820-842 гг.) в Малой Азии, при этом в «Житии Георгия Амастридского» о Руси говорится как о народе хорошо известном (13). 
     В Х в. Кедрин (Скилица) констатирует: «...на все, находящееся внутри Эвксинского Понта, и на все его побережье нападает русский флот (народ же Рос - скифский, живущий у Северного Тавра, дикий и грубый) и на самый царственный град навлекли они страшную опасность» (14). 
     Во второй половине IX в. Русь напала на Абессун, на южном берегу Каспийского моря, о чем сообщает Мухамед-эль-Хасан в своей «Истории Табаристана» (15). 
     Многие другие византийские и арабские источники говорят о Руси как о народе, живущем на берегу Черного моря, или во всяком случае недалеко от него. 
     Проанализируем выдержку из энциклопедии Ибн-Руста (16), подробно описывающего образ жизни древних русов. Ибн-Руста писал в Х в., однако пользовался значительно более ранними источниками (17). 
     «Что касается до Руси, то живут они на острове, окруженном озером. Окружность этого острова, на котором живут они (русы), равняется трем дням пути. Покрыт он лесами и болотами, нездоров и сыр до того, что стоит наступить ногой на землю и она трясется по причине (рыхлости) обилия в ней воды. Русь имеет царя, который зовется «каган-Русь». Они производят набеги на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут к хазарам и болгарам и продают там. Пашен они не имеют, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян. Когда у кого-нибудь из них родится сын, то он берет обнаженный меч, кладет его перед новорожденным и говорит: «Не оставлю тебе в наследство никакого имущества, а будешь иметь только то, что приобретешь этим мечом». Они не имеют ни недвижимого имущества, ни селений, ни пашен, единственный промысел их - торговля соболями, беличьми и другими мехами, которые и продают они желающим, и они берут цену их в золоте и серебре, которое прячут в пояса (или сумки). Они чистоплотны в отношении одежды и мужчины носят золотые браслеты. Они добры к рабам и одевают их хорошо, потому что они заняты в торговле. 
     Русы имеют много городов и тратят много денег на себя. Они принимают гостей с почетом и добры к пришельцам, которые ищут у них убежища, а также к каждому из них, кто попал в беду. Они никому не позволяют стать тираном над собой, а если кто-нибудь из них совершит проступок или насилие, они изгоняют его из своей среды. Они имеют сулеманские мечи, и когда призываются к войне, они выступают все вместе и не рассеиваются, а воюют как один против своих врагов, пока не победят их. Если кто из них имеет жалобу на кого-либо из их среды, он приводит его перед царем и они разбирают дело перед ним (приносят свои жалобы), и если царь разрешает их спор, то бывает по его слову, однако если они не согласны с мнением царя, то он велит им мериться оружием, и тот, чье оружие острее, побеждает... Эти люди отважны и победоносны, когда они высаживаются на открытое место, никто не может противостоять им: они разрушают все, берут в рабство женщин и побежденных. Русы сильны и осторожны и они не совершают походов на конях, а все их набеги и битвы совершаются только на кораблях...» (6*). 
     Отметим следующие положения источника:
     1. Русы живут на одном небольшом острове, определение местоположения которого вызвало многочисленные споры. Я разделяю мнение Вернадского (18), который по совокупности данных всех источников и описанию местности приходит к выводу, что Русский каганат находился на конце Таманского полуострова и, безусловно, существовал уже в первой половине IX в. (7*). 
     2. Русы прекрасно вооружены и являются опытными и отважными воинами. Поэтому выбор небольшого и нездорового, но изолированного острова в качестве местожительства можно объяснить только образом их жизни. По-видимому, именно это желание избежать контактов с посторонними и имеет в виду автор «Жития Георгия Амастридского», говоря: «...древняя таврическая ксеноктония остается юной у Руси...» (19). 
     3. Русы живут грабежом и торговлей, заслуживая характеристику Табари (см. выше), что они «враги всему миру», а их прекрасная военная организация оправдывает мнение Шахриара: «...воевать с ними никто не умеет». 
     4. Русов связывает общая деятельность, которая характеризует их не как племя, а как военно-торговую организацию. Их дружественные отношения к «своим» и безжалостные - к «чужим» типичны для подобных организаций. 
     5. Русы имеют своего кагана и, следовательно, их остров является независимым государством. 
     6. Русы не совершают походов на конях. Корабли и передвижение по воде - неотъемлемая часть их жизни, свидетельствующая о вековой связи с морем, которая сохранится еще в течение продолжительного времени. Насколько трудно было в то время освоить технику мореплавания сухопутному народу, хорошо видно на примере Болгарии, которая так и не смогла создать флот, совершенно необходимый ей для борьбы с Византией во времена Симеона (20). 
     7. Особенностью организации русов является наличие элементов демократии и «рекомендательной» судебной власти кагана (8*). 
     Очень хорошо согласуется с Ибн-Руста и рассказ Истахри, географа-компилятора (21), работа которого датируется 932 г., однако сообщаемые им сведения могут относиться к более ранним временам(22), а иногда являются анахронизмами. Английский перевод опубликован Данлопом (23). 
     «Русы бывают трех родов. Царь тех, которые ближе всего к булгарам, живет в городе, который называется Куяба (Киев). Он больше, чем Булгар. Другой вид, живущий дальше, чем этот, называется Славенск (9*), и есть еще вид, называемый Арсания (Артания) (10*), король которых живет в Арсе (Арте). Люди приходят торговать в Киев, не известно, чтобы кто-нибудь из посторонних когда-нибудь посетил Арсу, потому что они убивают всех посторонних, кто ступит на их землю. Они приезжают торговать по воде, и ничего не говорят о своих делах и товарах. Они никому не позволяют сопровождать себя или посетить их страну. Из Арсы они привозят шкуры соболей и свинец. Лисьи шкуры Буртас привозят из этой страны. Русы относятся к людям, сжигающим своих мертвых. Девушки добровольно сжигают себя с богатыми людьми из их среды. Некоторые из них бреют бороды, некоторые отращивают чубы. Они одеваются в короткие куртки. Одежда хазар, булгар и печенегов - длинное платье. Эти русы торгуют в Хазарии, в Греческой империи и в Великой Булгарии, которая граничит с Греческой империей с севера...». 
     В источнике говорится о трех центрах Руси - Киеве, Новгороде и Арсе, которая болььшинством исследователей (24) отождествляется с Тмутараканью (25, 26, 27, 28). Существование трех центров Руси на огромных расстояниях друг от друга можно объяснить только тем, что Русь заняла господствующее положение еще в двух важных торговых центрах. Указание на то, что Арса является закрытой для посторонних территорией (11*), согласуется с образом жизни разбойничьей организации русов. В Киеве образ жизни русов иной - здесь они не грабители, а «законные» собиратели дани (хозяева «Русской земли») с покоренного местного населения и торговцы. Существование царей в Киеве и Арсе свидетельствует о независимости этих центров друг от друга. 
     В 860 г. Русь совершила нападение на Константинополь (12*), сравнительно крупную военную операцию, документированную византийскими источниками. Многие исследователи (Шлецер, Звере, Василевский, Голубинский, Шафарик, Браун, Иловайский, .Гедеонов и др.) считали, что нападение совершила Азово-Черноморская (Тмутараканская) Русь (29, 30). Вернадский полагает, что нападение было совершено совместными силами Тмутараканской и Киевской Руси (31). Некоторые норманисты и советские исследователи считают, что нападение было совершено из Киева (32). Византийские источники, современные нападению, не приводят никаких географических данных, позволяющих однозначно ответить на этот вопрос, и именно этот факт свидетельствует, что современникам была известна только одна Русь, способная напасть на Константинополь. Эта Русь, совершившая уже нападения на Амастриду и Сурожь, создавала постоянную угрозу всему византийскому побережью Черного моря. Местонахождение ее основной базы было хорошо известно, и именно туда была направлена миссия Кирилла и Мефодия (см. ниже). 
     Крупный византолог Левченко, считающий, что нападение было совершено из Киева, приводит два аргумента в подтверждение своей точки зрения (33): 
     1. Тмутараканская Русь не смогла бы подготовиться к сравнительно крупному предприятию незаметно, т. к. «Византия в IX в. сохранила в Тавриде такие обсервционные базы, как Херсонес и Климаты» (34). Вряд ли это соображение является убедительным. Используя изрезанность береговой линии и внутренние, сообщающиеся с морем водоемы, а также недоступность территории для посторонних, русы вполне могли подготовиться к операции. Предупредить же об их движении, после начала похода, было практически невозможно, т. к. они передвигались по воде с очень большой скоростью, благодаря чему и получили имя «дромиты» (быстрые) (35). 
     2. Решающий аргумент Левченко находит в словах патриарха Фотия: «...Нападавшие на нас были отделены от нас столькими странами и народоправствами, судоходными реками и лишенными пристанищ морями...» (36). Здесь мы видим явное преувеличение: 
Восточно-Европейская равнина не отделена от Константинополя «многими морями», что же касается «судоходных рек» и «народоуправств», то их было одно и то же число на пути в Киев и в Тмутаракань. 
     Рассмотрим далее несколько наиболее интересных для нас сообщений патриарха Фотия (37), связанных с этим событием: 
     «Горе мне, что я вижу, как народ грубый и жестокий окружает город и расхищает городские предместья, все истребляет, все губит - нивы, жилища, пастбища, стада, женщин, детей, старцев, юношей. Народ не именитый... неизвестный, но получивший имя со времени похода против нас, незначительный, но получивший значение, униженный и бедный, но достигший блистательной высоты и несметного богатства, народ, где-то далеко от нас живущий, варварский, кочующий, гордящийся оружием». 
     Эта характеристика по всем своим пунктам удивительно совпадает с даваемой русам в арабских источниках, а эпитет «кочующий» точно описывает образ жизни организации, достигшей богатства и значения и начинающей играть роль на мировой арене. 
     После ухода русов византийское правительство направляет дипломатическую миссию к хазарам и русам, чтобы склонить их к принятию христианства, подчинить своему религиозному и политическому влиянию и избавиться от подобных нападений в будущем. Миссия увенчалась успехом. Патриарх Фотий в своем обращении к восточным церквям (38) с удовлетворением заявляет: 
     «Не только болгары обратились к христианству, но и тот народ, о котором много и часто говорится и который превосходит других грубостью и зверством, так называемые торос (13*). Поработив соседние народы и через то чрезмерно возгордившись, они подняли руку на Ромейскую империю. Но теперь и они переменили эллинскую и безбожную веру, в которой содержались, на чистое христианское учение...». 
     Особенно важными нам представляются два пункта сообщения: 
     1. Русы променяли «эллинскую и безбожную веру», т. е. они были язычниками, испытавшими влияние эллинизма, а такое определение могло относиться к населению района Азовского и Черного морей, где было сильно влияние греческого язычества. 
     2. Фотий как бы противопоставляет два понятия: одни, болгары, - это народ, а другие - «так называемые» русы. Такое выражение позволяет предположить, что под ним скрывается неэтническое определение. 
     Приведем еще один отрывок из 13-го послания патриарха Фотия, адресованного Антонию, архиепископу Боспора, резиденция которого находилась в Керчи (39). 
     «Некогда Скифский Понт был Аксинским (негостеприимным), потому что там, страшно сказать, пожирали явившихся туда пришельцев. Милезийцы переделали его в Евксинскии (гостеприимный), внеся в него человечность и гражданственность и выведя из него зверство и варварство. Теперь благодаря трудам твоим и твоих сподвижников, поднятым в борьбе за умножение здесь служения Богу, он может называться не только гостеприимным, но и благочестивым, каким он и есть. Можешь понять, какою радостью и утехой полна душа моя, когда пишу это тебе! Если еще и иудеев, там живущих, ты, как пишешь, пленишь в послушание Христу и от тьмы и буквы приведешь к познанию благодати, то я от всей души буду приветствовать плоды таких прекрасных надежд, какие я всегда питал относительно тебя». 
     Этот отрывок однозначно указывает, что крестилась Русь, расположенная на берегу Черного моря, вблизи Керчи, в местах, где живет много евреев. 
     Мы не располагаем достаточными данными, чтобы объяснить, почему военно-торговая организация, религия которой полностью соответствовала ее образу жизни, приняла христианство, однако такое решение должно было мешать продолжению ее деятельности и, как мы видим, спустя короткое время, Русь отказывается от христианства. 
     Приведем выдержку из книги среднеазиатского врача-естествоиспытателя (14*) Шафара ал-Замана Тахира Марвази, XI-XII вв., найденной В.Ф.Минорским в библиотеке Министерства по делам Индии в Лондоне (40). 
     «IX. 15. А что касается Руси, то они живут на острове в море и размер острова три дня (пути) во всех направлениях. И на нем деревья и леса и окружен он озером. И они очень многочисленны, и видят средство для пропитания и занятий в мече. А если умирает один из их мужчин, оставив дочерей и сыновей, и передают имущество его дочерям, а сыновьям дают только меч и говорят: «Ваш отец приобрел свое имущество мечом, подражайте ему и следуйте ему в этом». 
     И таким образом воспитывались они до тех пор, пока не стали христианами в месяцы трехсотого года. И когда они обратились в христианство, религия притупила их мечи, и вера закрыла им двери занятия, и вернулись они к трудной жизни и бедности, и сократились у них средства существования. 
     Тогда захотели они стать мусульманами, чтобы позволен им был набег и священная война и возвращение к тому, что было раньше. 
     Тогда послали они послов к правителю Хорезма, четырех человек из приближенных их царя: потому что у них независимый царь и именуется их царь Владимир, подобно тому как царь тюрков именуется хакан и царь булгар. 
     И пришли послы их в Хорезм и сообщили послание их. И обрадовался хорезм-шах решению их обратиться в ислам, и послал к ним обучить их законам ислама. И обратились они в ислам. 
     И они люди сильные и могучие, и идут пешком в далекие страны для набега, и также путешествуют на судах по Хазарскому морю, и захватывают суда и грабят имущество, и путешествуют в Кустантинию (Константинополь) по морю Понтус, несмотря на цепи в заливе. 
     И однажды они путешествовали по Хазарскому морго и стали на время владетелями Бердаа. 
     И их мужество и храбрость хорошо известны, так что один из них равен нескольким из какого-либо другого народа. Если бы имели они лошадей и были всадниками, стали бы они великим бичем для людей». 
     В приведенном отрывке речь идет о той же Руси, о которой говорят Ибн-Руста, Истахри, Фотий и др. Фраза, относящаяся к правителю Руси, явно испорчена и требует перестановки. Логически она должна была бы читаться: «...и именуется их царь Владимир каганом, подобно тому, как именуется царь тюрков и царь булгар». 
     Время принятия христианства, указанное в источнике, около 910 г., не совпадает со временем крещения при Фотии, но и значительно раньше крещения при Владимире Святославовиче. Однако это событие должно было быть, согласно источнику, раньше нападения Руси на Бердаа и берега Каспийского моря, которое датируется 912-913 гг. (41) (15*). 
     Данный источник может служить еще одним подтверждением того, что эти набеги совершала Азово-Черноморская Русь, со своего острова. Интересно также, что царь русов во второй половине IX или начале X вв. носил имя Владимир, которое бьсто распространено на юге России (16*). 
     Крещенье Руси при кагане Владимире византийской миссией, в которую входили Кирилл и Афанасий (вместо Мефодия) - изобретатели славянского алфавита, в 860 г. подтверждается также анонимом, найденным Регелем (42). 
     По-видимому, можно избежать ряда неясностей, связанных с крещением Руси, если считать, что у Тмутараканской Руси во второй половине IX века был каган по имени Владимир. 
     Рассмотренные документы достаточно убедительно показывают, что крещение при Фотии приняла Тмутараканская Русь, а следовательно, она и нападала на Константинополь. Прямое подтверждение этому мы находим и в позднем источнике - Никоновской летописи, куда, по мнению Рыбакова (43), это сообщение попало из сербских переводов старых византийских описаний похода 860 г.: 
     «Роди же, нарицаемые Руси (вариант - Руссии), аже и кумане, живяху у Ексинопонта и начаше пленовать страну Римлянскую и хотяху пойти на Константинград...» (44). 
     Подведем итог: русы, упоминание о которых встречается в исторических источниках начиная с конца IV в. н. э. и деятельность которых связана с северным Причерноморьем и Северным Кавказом, организовали на Таманском полуострове свой независимый центр - Русский каганат, начавший первым из центров Руси играть роль на международной арене (в конце VIII, но не позднее начала IX века). 
     Археологические данные показывают, что на этих территориях не найдено вещественных памятников присутствия славян в IX и начале Х вв., хотя найдено множество вещественных доказательств пребывания славяно-русов в XI-XII вв. (45). Известные в настоящее время славяно-русские памятники Тмутаракани относятся к XI в., т. е. хронологически совпадают с находками этого периода в Цимлянском городище, и связаны со славяно-русской колонизацией юго-востока и образованием Тмутараканского княжества на выходе из Дона и из Азовского моря в Черное (46, 47, 48, 49, 50). 
     Присутствие норманн в этих местах не подтверждается ни историческими документами, ни археологическими данными. Скандинавские саги отражают память о миграции части населения северного Причерноморья в северо-западную Европу, но никак не память о миграции в обратном направлении, что совершенно ясно следует из «Инглинг-саги» и пролога «Младшей Эдды» и отмечалось Гиббоном (51). Кроме того, упомянутая миграция относится к временам значительно более ранним, чем возможная экспансия норманн. 
     Исторические документы показывают, что основным населением этих мест в VII-IX вв. были евреи (52, 53), т. е. Русь Таманского 
полуострова имела не славянские и не норманнские, а в основном 
еврейские корни (17*) . 
     Воспоминания о периоде становления древнейшей Руси не вошли в киевские летописи, что связано с общей политической тенденцией последних, старающихся оторвать Русь от юга и приобщить к славянам (см. раздел «Летописные рассказы»), поэтому представляют значительный интерес сведения, сохранившиеся в литературном памятнике XII в. - «Слово о полку Игореве» (18*). Наиболее интересным представляется четырехкратное упоминание имени Трояна. По мнению автора «Слова», история русского государства настолько тесно связана с этим именем, что русскую землю он называет «землей Трояна», а от его времени ведет летоисчисление. Большинство попыток выяснить, кто же скрывается под этим именем, не могут считаться удовлетворительными, так как не объясняют роли, приписываемой Трояну автором источника (19*). Лишь предположение Д.С.Лихачева (54), что Троян - языческий бог русов, отвечает этому ттребованию, но тогда, судя по четкой связи Трояна с определенным временем, он должен быть обожествленной исторической личностью. Его имя связано с названием главного города Русского каганата - военно-морской базой Тмутаракань.&nbssp;
     Этот город, древняя Фанагория, расположенный на восточном берегу Боспорского пролива, был основан выходцами из Колхиды за сотни лет до начала греческой колонизации (55). Проанализируем три его названия. 
     «Тмутаракань» имеет несколько вариантов: «Арса», «Матарха», «Томатарха - Матраха» (56, 57), «Тарка» (58) и может быть возведено 
к корню «» - «» (тарз - тарц) - по-арамейски, или «» (тарш) - на иврите. От этого корня происходит слово «» (таршиш) (59), которое служило названием ряда приморских укрепленных городов (60, 61), упоминаемых в Ветхом Завете (62). Существует мнение, что название «Таршиш» относилось к микено-финикийским торговым базам, к числу которых принадлежал Карфаген. Стоящая на страже на одном конце Боспорского пролива (20*) Троя («Троас», «Таруша», «Tarusha», «Tursha», «Turu-sha» - по-египетски) (63) легендой об аргонавтах связывается с Колхидой. Возможно, что Тмутаракань - Таршиш, стоящая на другом конце Боспоорского пролива, также ассоциируется с Троей, тем более, что эллинизированным русам «Троя» больше импонировала, чем «Таршиш». Если принять эту гипотезу, имя «Троян» окажется непосредственно связанным с названием «Тмутаракань». 
     Второе название «Асагард» («Асград») (64) также можно связать с Троей, которую Гомер называет «Азиатским царством» (хотя понятие материка «Азия» у него отсутствует). Многие имена его героев-троянцев начинаются со слога «ас». По Страбону, Фанагория считалась азиатской столицей Боспора, в то время как Пантикапей - европейской. 
     Третье название «Малороса» (см. выше) объясняется из иврита: 
«» (мело - ха-мело) (65), в греческой транслитерации «» (мало), означает «крепость», «цитадель» (66). Отсюда 
«» (мело-раша), или через греческую транслитерацию 
«» (Малороса), т. е. «Крепость русов» (21*), Тюркское название «Самкерш» - «укрепленный пункт», «крепость» - можжно рассматривать как его перевод. 
     Троян - легендарный властитель этого города, родоначальник русской элиты. С его именем связаны яркие страницы истории создания каганата и выхода русов на мировую арену. Его слава, умноженная преданиями, могла привести к обожествлению. Например, в апокрифе «Хождение богородицы по мукам» (67) осуждаются грешники, которые «...все богы прозваша: солнце и месяц, землю и воду, и звери и гады... Трояна, Хорса, Велеса, Перуна на бога обратиша...». 
     Проанализируем интересующие нас отрывки (22*): 
     1. «О Бонне, соловию стараго времени! Абы ты сиа плъкы ущекоталъ, скача славию по мыслену древу, летая умомъ подъ облакы, свивая славы оба полы сего времени, рища въ тропу 
Трояню чресъ поля на горы. Пети было песь Игореви, того (Олга) 
внуку» (68). 
     «Внук» в древнерусском языке означало «потомок»; «рища в тропу» - следовать по тропе в прямом и переносном смысле; «оба полы» (23*) - «обаполы» - «вплоть до...» (69). 
     Пояснительный перевод этого отрывка: 
     «О Боян, соловей старого времени! Как бы ты воспел эти походы, скача соловьем по древу мысли, летая умом под облаками, свивая славу (подвигов) вплоть до настоящего времени, мчась через поля на горы по тропам Трояна. Воспеть бы тебе песнь Игорю - его потомку». 
     Предложенное чтение связывает поход Игоря с его происхождением от Трояна, что исключает необходимость искусственного введения имени Олега, внуком которого был Игорь, для оправдания притязаний последнего на Тмутаракань (70). О походе Игоря оповещаются места, связанные с активностью русов Тмутаракани: побережье Черного и Азовского морей, Волга, Сурож, Корсунь (71). Часть этих земель не входила в славяно-русское Тмутараканское княжество (Волга, Корсунь, Сурож). 
     2. «Были вечи Трояни, минула лета Ярославля; были плъци Олговы, Ольга Святьславлича. Тъй бо Олегъ мечемъ крамолу коваше и стрелы по земли сеяше» (72). 
В этом отрывке перечисляются исторические этапы единства Русской земли (24*): сначала при гегемонии Тмутаракани («вечи Трояни» - лета Трояна), затем Киева («лета Ярославля») и исторически неоправданная попытка вернуть былую роль Тмутаракани («плъци Олговы») (25*). 
     3. «Въстала обида в силахъ Дажъ-Божа внука, вступила девою на землю Трояню, въсплескала лебедиными крьоты на синемъ море у Дону плещучи, упуди жирня времена» (73). 
Здесь под «землей Трояна» понимается русская земля (74), которая расположена у «синего моря» и Дона. 
     4. «На седьмомь веце Трояни връже Всеславъ жребий о девицю себе любу» (75). 
     Время захвата полоцким князем Всеславом Киева в 1068 г. определяется по отношению ко «времени Трояна». Действия Всеслава, правнука Рогнеды (Гореславы), как и действия Олега «Гореславича», ведут к нарушению исторически оправданной, по мнению автора, гегемонии Киева. Они осуждаются и сопоставляются со временем первенства Тмутаракани - «временами Трояна», которые следует отнести к IV-V вв. н. э., т. е. ко времени наиболее ранних упоминании Руси (26*). На древность исторических параллелей указывает также и упоминание имени Божа (76, 77) - антского князя, распятого в 375 г. готами (27*). 

Комментарии

(1*) Поскольку данные источники неоднократно рассматривались в литературе, они приводятся в соответствии с ходом изложения, а не в хронологическом порядке. 
(2*) Выражение «» (аншей раша) - «люди раша» оказалось очень устойчивым и сохранилось до наших дней в виде идиомы «люди русские». Аналогий для других национальностей не возникло, хотя выражения типа «люд рабочий», «люд купеческий» 
и т. д. возможны. 
(3*) Небезынтересно отметить, что имена братьев «росомонов» могут быть объяснены из иврита: Амми («») - «мой народ», Cap 
») - «главный». Брайчевский («Коли i як.», с. 89) также переводит название «росомоны» как «люди племени Рос» и связывает их с народом «Рос», упоминаемым у Псевдо-Захарий. 
(4*) Прицак («The Origin.,» p. 252) считает, что название народа «харос» попало в этот сирийский источник случайно, т. к. переписчик решил включить в перечень народов, живущих среди гуннских племен на Северном Кавказе, название из эпизода из средневековой персидской версии «Александрсаги», в котором греческий термин «херос» - «герой» используется для обозначения мужских партнеров амазонок. Однако большинство исследователей не считают это упоминание недоразумением: например, Маркварт, Вернадский, Греков, Дьяконов, Рыбаков, Юшков, Брайчевский 
и др. 
(5*) Время создания Русского государства, определенное Повестью вре-менных лет (862 г.), считалось настолько важным, что позднее, согласно высочайшему повелению, историкам запрещалось ставить эту дату под сомнение (Соловьев, «Мои записки», с. 122). 
(6*) Начало русского текста приводится по Юшкову («Общественно», с. 59). Начиная со слов «они берут цену...», перевод сделан мною с французского текста де Гуе (BGA, v. 7). 
(7*) Гардизи сообщает, что этот остров находится в морей что русов 100000. Различие в определении положения острова можно понять: отделенный рукавами Кубани участок суши имеет длинную морскую береговую линию, а также омывается двумя озерами, образовавшимися на рукавах. Этот участок Таманского полуострова с античных времен считался островом (Гардиэи, «Зайн аль-Ахбар», с. 80-103). 
(8*) Все арабские и византийские источники IX-Хвв., а также русские летописи (см. ниже) противопоставляют русов славянам. Однако во многих русских и, особенно, советских исторических работах при обсуждении источников этого периода слова «рус» и «славянин» безо всяких на то оснований используются как синонимы. В связи с этим приведем описание славян, данное Ибн-Руста (BGA, v. 7). Русский текст взят из «Хрестоматии по истории СССР», т. I, 1951, с. 41-42: «...В самом начале страны славян находится город по имени Куяб. Путь в их страну идет по степям, по землям бездорожным, через ручьи и дремучие леса. Страна славян - страна ровная и лесистая, в лесах они и живут... из дерева выделывают они род кувшинов, в которых находятся у них и улья для пчел и мед пчелиный сберегается... Они пасут свиней наподобие овец... Более всего они сеют просо... Вооружение их состоит из дротиков, щитов и копий, другого оружия не имеют...». 
(9*) Новгород по летописям отождествляется со Словенском (Татищев, т.1, с. 108). 
(10*) Произношение Арта-Артания не достоверно (Minorsky, «Hudud», 434 ff; Заходер, «Каспийский», с. 32). 
(11*) Сообщение подтверждается свидетельством патриарха Фотия (Послание 13). 
(12*) Обстоятельный анализ вопроса сделан в работе Васильева («The Russian attack on Const. in 860»), а весьма полная библиография приведена в книге Дворника («Byzantine missions,» pp. 49-52, 337-345). 
(13*) Так же говорит о них и Никита Пафлагонский (Nicetae Paphlagonis, PG, v. 105, cols 516-17). Лишь в одном случае Фотий называет русов по имени: «...так называемые торос» (). Такая формулировка, сопровождаемая двумя «ошибками» в написании - совместно с артиклем и с маленькой буквы, позволяет предположить здесь греческую транслитерацию ивритского «юетп» В остальных случаях слово «Рос», написанное правильно, помещено в оглавлении издателем (PG, v. 102, col. 541), на что уже обращали внимание (Mango, «The Homilies,» p. 74). 
(14*) Русский текст приводится по книге Толстова, «По следам.», ее. 257-258. 
(15*) Заходер, В.Н. относит это событие к IX-X вв. («Еще одно.», с. 39). 
(16*) Иордан (Jordanes, MGH, Anc. Ant., v. 5, р. 91) говорит, что имя короля гуннов, убившего короля остготов в 375 г., было «Баламбер». Подобное же имя носил внук Витимира (готского короля) - «Валамир», или «Баламерос», по Прискусу (Priscus Rhetorus, PG, t. 113, 751-2), который считает его королем «Скифов». Вернадский («History,» v. 1, р.131) связывает это имя со славянским «Велемир». Имя «Валамирос» часто встречалось среди евреев Крыма во времена Юлиуса Исоврианина (175-210 гг. н. э.) (Jewish Enc., «Russia,» р. 518). 
(17*) Признавая, что основную часть населения района Тмутаракани VIII-X веков составляли евреи, некоторые исследователи по одному этому отрицают возможность существования в этих местах центра «Руси». Например, Левченко («Очерки», с. 85), возражая Вернадскому («History», v. I, p. 283), пишет: «...не случайно к названию С-м-куш, упоминаемому у Ибн аль-Факыха как наименование важного населенного центра, и вполне основательно отождествляемому исследователями с Тмутараканью, в тексте источника сделано добавление «аль-яхуд», т. е. евреи. Из этого можно заключить, что в IX в. Тмутаракань была населенным пунктом главным образом еврейским, а не славянским». 
(18*) Рукопись в списке XIV - начала XV вв. была найдена в конце XVIII в. Мусиным-Пушкиным («Слово», с. 352). Сюжетом произведения является поход Новгород-Северского князя Игоря Святосяавича на половцев для осво-бождения земли «отчич и дедич» - Тмутаракани. Однако основное внимание автор уделяет внутриполитическому положению распадающегося Киевского государства, широко пользуясь историческими примерами. 
(19*) Тихомиров, М.Н. («Баян и Троянова земля», в кн.: Адрианова-Перетц, «Слово о полку Игореве», ее. 175-187) считал, что в трех случаях слово «Троян» следует заменить словом «Баян». Вяземский, П.М. полагал, что имя «Троян» попало в памятник из сказаний о Троянской войне, взятых из переводов хроники Малалы. Многие исследователи считали, что это имя римского императора. Однако, хотя император Троян и оказал влияние на судьбы славян, но он правил до нашествия гуннов, которое изменило всю историческую обстановку на юге Восточно-Европейской равнины. Державин, И.О., подробно рассматривая пути, которыми имя «Троян» могло попасть в фольклор народов района Черного моря, связывает его с Тмутараканью (через элемент «тротор») и далее, ссылаясь на Марра («Абхазоведение и абхазы», с. 180), с архаическим средиземноморским миром. Малой Азией и Передней Азией (в частности, с Троей) и Италией (Державин, «История Болгарии», т. I, ее. 206-209). 
(20*) По представлению древних греков, Боспорский пролив начинался у современного Босфора (Боспор Фракийский) и заканчивался Таманским проливом (Боспор Киммерийский). 
(21*) Вернадский объясняет название города «Малороса» через осетинское «мал» - «болото» («History,» v. I, p. 148) и иранское «рукхс» - «светлый» (там же, с. 97), причем на с. 275 он дает его перевод как «город на болоте», а на с. 148 - как «болото русов». Однако связь слова «рукхс» с русами остается недоказанной, а отождествление «болота» с «городом» проблематично. 
(22*) Написание старославянских текстов модернизировано по техническим причинам. 
(23*) В рукописи «Слова» было принято слитное написание, присущее старославянскому языку, и, при разбивке на слова, «обаполы» было превращено в два слова «оба полы». Для объяснения потерявшей смысл строки Д.С.Лихачев («Слово», ее. 352, 384) приписывает славянам представление о времени, разделенном на две части: прошедшее и будущее, однако слово «сего», т. е. «одного времени», показывает ошибочность такой трактовки. Подробнее см. Лихачев, Д.С. «Из наблюдений над лексикой «Слова о полку Игореве», Изв. отд. лит. и яз. АН СССР, 1949, № 6. 
(24*) Лихачев, признавая, что данный отрывок представляет собой периодизацию русской истории, расшифровывает ее следующим образом: века Трояна - языческие времена, время Ярослава - время христианства, время Олега - междоусобицы («Слово», с. 385). Однако символом язычества должен был быть Перун (Белес), но никак не Троян, роль которого в русском языческом пантеоне проблематична. Христианство традиционно связывается с Владимиром, хотя, конечно, христианизация Руси не могла быть закончена ни при Владимире, ни при Ярославе. 
(25*) Тмутараканский князь Олег Святославич, которого «Слово» называет «каганом», настойчиво пытался захватить Киев. 
(26*) Лихачев считает «седьмой век Трояна» последним веком язычества («Слово», с. 386). Такая дата, если она вообще моста быть установлена, должна относиться только ко времени принятия христианства, а кроме того «века Трояна» кончились до Ярослава (второе упоминание) и не могут относиться ко времени Всеслава. Не говоря уже о том, что «седьмой» - это не последний, а «наилучший», «наиболее удачный». 
(27*) Лихачев («Слово», с. 430) ссылается на Огоновского, «Слово о полку Игореве», 1876. 

___________________________________________

Литература

  (1) Рыбаков, «Очерки», с. 735. 
  (2) Рыбаков, «Новая концепция», - История СССР, 1981, №№ 1, 2. 
  (3) Юшков, «Общественно-политический.», сс. 44-68. 
  (4) Рыбаков, «Очерки», с. 744. 
  (5) Jordanis, «Romana et Getica», 129. 
  (6) Zacharius Ritor. Русский перевод см.: Дьяконов, «Известия 
       Псевдо-Захарий», ВДИ, 1939, № 4. 
  (7) Дьяконов, «Известия», ВДИ, 1939, № 4, с. 87. 
  (8) Tabari, «Annales», BGA. 
  (9) «Степенная книга», ПСРЛ, т. XXI, с. 63. 
(10) «Степенная книга», ПСРЛ, т. XXI, с. 63. 
(11) Ravennas Anonymus, «Cosmographia», v. IV, 3, p. 45. 
(12) Vemadsky, «History», v. 1, pp. 148-149, 274-275, 283. 
(13) Василевский, «Русско-византийские.», вып. 2, с. CXVI. 
(14) Kedrenus (Cedienus), PG, t. 121, col. 210. 
(15) Цит. по Левченко, «Очерки», с. 75. 
(16) Ibn-Rusta, «Kitab», BGA, v. 7. 
(17) Dunlop, «History», p. 107. 
(18) Vernadsky, «History», v. 1, pp. 283-285. 
(19) Василевский, «Русско-византийские.», вып. 2, с. CXVI. 
(20) Browning, «Byzantium», p. 66. 
(21) Istakhri, al, BGA, 2-d ed„ w. I, II. 
(22) Dunlop, «History», p. 100. 
(23) Dunlop, «History», p. 99. 
(24) Юшков, «Общественно-политический.», с. 57. 
(25) Насонов, «Тмутаракань», с. 94. 
(26) Иловайский, «Разыскания.», с. 243. 
(27) Пархоменко, «Три центра.», - Изв. Имп. Ак. Наук, т. 18, кн. 2. 
(28) Гаркави, «Сказания мусульманских.», с. 129. 
(29) Василевский, «Русско-византийские.», вып. 
(30) Голубинский, «История», т. I, ее. 38, 42. 
(31) Vemadsky, «History», v. 1, p. 344. 
(32) Левченко, «Очерки», сс. 62-63. 
(33) Левченко, «Очерки», сс. 62-63. 
(34) Левченко, «Очерки», сс. 62-63. 
(35) Симеон Логофет, русский перевод: «Симеона Метафраста», 
        с. 120. 
(36) Левченко, «Очерки», сс. 62-63. 
(37) Фотий, русский перевод: Ловягин, «Две беседы», сс. 430-435. 
(38) Photius, «Epistolae», PG, t. 102, cols 736-737 (Epistola 13). 
(39) Photius, «Epistolae», PG, t. 102 (Epistola 13). 
(40) Minorsky, «Sharat-al-Zaman.», Royal Asiatic Soc., 1942. 
(41) Dunlop, «History», p. 209. 
(42) Regel, «Analecta», pp. 44-51. 
(43) Рыбаков, «Очерки», с. 742. 
(44) «Никоновская летопись», ПСРЛ, тт. ГХ, X. 
(45) Репников, «О древности Тмутаракани», - Тр. сек. арх. РАНИОН, 
        т. IV. 
(46) Артамонов, «Средневековье.», с. 88. 
(47) Третьяков, «Восточно-славянские.», с. 255. 
(48) Ляпушкин, «Славяно-русские.», сс. 191-201. 
(49) Готье, Ю.В. «Железный век.», с. 89. 
(50) Stokes, «Tmutarakan», p. 500. 
(51) Gibbon, «The Decline and Fall», v. I, p. 210. 
(52) Theophanes Confessor, «Chronographia», PG, t. 109, 9-1010. 
(53) Гаркави, «Русь и русское.», с. 69. 
(54) «Слово о полку Игореве», с. 385. 
(55) Rostovtzeff, «Iranians», p. 19. 
(56) Stokes, «Tmutarakan», p. 504-505. 
(57) Vasilyev, «The Goths», p. 101 and on. 
(58) «Регесты»,т.1,с. 16. 
(59) Frst, «Lexicon», p. 1493, 1494. 
(60) Albright, «The Role», pp. 21-22. 
(61) Katzenstein, «The History», p. 112. 
(62) Исайя 23:1,6, 10; I Царей 10:22; Иеремия 10:9; Иезекиль 27:12. 
(63) Godbey, «The lost», p. 263. 
(64) Vemadsky, «History», v. 1,pp. 274-275. 
(65) II Самуил 5:9; I Царей 9:15, 24; I Летопись 11:8; II Летопись 32:5. 
(66) Brown etal, «Lexicon», p. 5 71. 
(67) Тихонравов, «Памятники», т. 2. 
(68) «Слово», с. 6, слева (между ее. 32-33) . 
(69) Даль, «Словарь.» - «Обаполы». 
(70) «Слово», с.243. 
(71) «Слово», с. 9, слева (между ее. 32-33) . 
(72) «Слово», сс. 14-15, слева (между ее. 32-33). 
(73) «Слово», с. 19, слева (между ее. 32-33). 
(74) «Слово», с. 385. 
(75) «Слово», с. 36, слева (между ее. 32-33). 
(76) «Слово», с. 25, слева (между ее. 32-33). 
(77) Державин, «Славяне», с. 15. 

__________________________________________________________


 

 

Торговая деятельность русов 

     Самым ранним источником, освещающим торговую деятельность русов, считается сообщение начальника почты и разведки Арабского Халифата - Абдалы Ибн-Хордаби. Его книга «Пути и государства» была написана в 846 г. (1), а используемая им информация в основном относится к периоду до 820 г. (2). 
      Интересующее нас сообщение состоит из описания торговли и торговых путей евреев, называемых «Радания», торговли и торговых путей «Руси» и заключения, относящегося к торговле евреев. Текст о Руси оказывается включенным в середину сообщения о торговле евреев. Историки, в зависимости от темы исследования, обычно приводили или первую и заключительную части сообщения - если речь шла о евреях, или вторую - если речь шла о русах (1*). Однако все три части сообщения составляют единое целое, на что обратил внимание О.Прицак (3) и что подтверждается рядом других источников (см. ниже). Анализ всего сообщения позволит уточнить его перевод и, в частности, смысл, вкладываемый в термин «саклаб» (собирательное - «сакалиба»). Этот термин, широко применяемый в арабских источниках, может означать «светловолосый житель Восточно-Европейской равнины» или «раб», и перевод его требует осторожности (4, 5). Кроме того, как указал Вернадский (6), направление пути русских купцов по реке Дон во французском переводе (7) указано произвольно. 
     Приведем полный текст сообщения (2*): 
    «Путь купцов евреев, называемых Радания, которые говорят по-персидски, по-румски, по-арабски, по-французски, по-андалузски, на языке «сакалиба» (3*). Они путешествуют с запада на восток и с востока на запад морем и сушей. Они возят евнухов, служанок, мальчиков, шелк, меха и мечи. Садятся на корабли во Франции на Западном море, направляются к Фараме (4*), там они нагружают свои товары на верблюдов и отправляются сушей в Кульзум (5*) на расстоянии 20 фарсангов. Они отправляются на судах по Восточному морю в аль-Джар и Джидду, затем в Синд, Индию и Китай. На обратном пути они берут мускус, алое, камфору, корицу и другие продукты восточных стран и приезжают обратно в Кульзум, затем в Фараму, где они снова отправляются по Западному морю. Некоторые направляются в Константинополь для продажи товаров, а другие возвращаются в страны франков. Иногда еврейские купцы, плывя по Западному морю, направляются к Антиохии, после трехдневного перехода они достигают берегов Ефрата и приезжают в Багдад, там они плывут по Тигру и спускаются к Оболла, откуда на кораблях плывут в Оман, Синд, Индию и Китай. Путешествие может быть непрерывным. 
     Путь купцов Русь «джинс сакалиба». Они возят меха выдры, черных лисиц и мечи из дальних концов земли «саклабов» к Румскому морю, где правитель Рума берет десятую часть (их товаров). Если хотят, то плывут по реке Сакалиба (Дону) (6*) и приходят в Хамли - столицу хазар, где ее правитель берет с них десятину. Затем они ходят по морю Джурджана (7*) выходят на берег, где хотят. Диаметр же этого моря 500 фарсангов. Иногда они привозят свои товары на верблюдах из Джурджана в Багдад, где евнухи «сакалиба» служат им переводчиками. Они называют себя христианами и платят подушную подать. 
     Эти различные путешествия могут совершаться также по суше. Купцы тогда выходят из Испании и страны Франков, направляются в Танжер и Марокко, оттуда следуют через Африку до столицы Египта. Отсюда они направляются к Рамле, посещают Дамаск, Куфу, Багдад и Басру, проникают в Агваз, Фарс, Керман, Синд и приходят в Индию и Китай. Иногда они также проходят через Алиманию (8*), по стране «сакалиба», доходят до Хамли, столицы Хазар; плывут тогда по морю Джурджана, а затем приходят в Балх, Трансоксанию, в страну Тагазгаз и в Китай». 
     Основная часть путей, по которым ведут торговлю Радания и Русь, имеет тысячелетнюю историю. Организация путешествий протяженностью во много тысяч километров по суше и по морям, не сообщающимся друг с другом, свидетельствуют о том, что речь идет о мощном международном концерне, который должен был располагать транспортными средствами, морскими и караванными базами, проводниками, охраной, службой обмена денег и дипломатическим корпусом (9*). Конечным пунктом этих путешествий была «земля Франков». 
     Включение текста о торговле Руси в середину текста о купцах Радания свидетельствует, что русы задолго до образования Киевского государства представляли собой мощную торговую организацию, сравнимую с организацией Радания и связанную с ней. 
     Слово «джинс» имеет значение - «вид», «род», «категория». Если принять, что слово «сакалиба» используется в смысле «раб», т. е. «джинс сакалиба» - «из вида работорговцев», то становится понятным, почему при перечислении товаров русов не указывается их основной товар - рабы. Если же принять, что слово «саккалиба» означает жителя Восточно-Европейской равнины, то «джинс сакалиба» указывает на территориальное распространение деятельности русов. Во всяком случае нет основания утверждать, что Ибн-Хордаби, в противоречие со всеми остальными источниками (8), отождествляет Русь со славянами, как это принято советскими историками. 
     Естественно, что между организациями, торговые пути которых частично совпадали, имело место и сотрудничество, и конкуренция. 
    Аль-Масуди сообщает (9): 
     «...Что касается язычников на его (царя хазар) территории, то они разных сортов сакалиба и русы (10*), все они живут на одном из берегов (в столице хазар). Они сжигают своих мертвых с конями и оружием и женщины добровольно сжигают себя (см. ниже, Ибн-Фад-лан). Русы состоят из нескольких сортов, среди них сорт, называемый «Лухтанией» (есть различные варианты этого названия), наиболее многочисленен, они ездят с товарами в Испанию, Рим, Константинополь и Хазарию. Некоторое время тому назад они напали на Персию...». 
     Я разделяю мнение тех исследователей, которые считают, что «Лухтания» является искаженным названием еврейских купцов «Радания» («Рахдания») (10), как это первоначально предполагал Маркварт (11), а позднее - на основании сравнительного анализа текстов Ибн-Хордаби, Ибн-Факыха и аль-Масуди - подтвердил Заходер (12) (11*). Таким образом, Масуди, который пишет во времена заката Радания и начала подъема Киевской Руси, сохраняя начальную связь Руси и Радания, указывает на изменившееся соотношение сил в этом районе: основная сила - Русь, а Радания представляется как ее часть. Эта связь прослеживается и по другим источникам: так, Ефрем Сирин помещает в Библейскую генеалогию два народа «Роди» и «Роси», происходящие от Роданим и Киттим (13), братьев Элиша и Таршиша (Бытие 10:4; I Летопись 1:7). Название «Киттим» связывается с Кипром, который заселялся из Финикии и Таршиша, а впоследствии относится к жителям островов (см. Еврейская Энциклопедия, «Киттим»). В Никоновской летописи имеется указание, что «...Роди же, нарицаемые Руси (вариант - русии) живяху у Ексинопонта и начаша пленовати страну Римлянскую и хотяту пойти на Константин град...» (14). О двух братьях - Росане и Родье, наследниках умершего властителя крепости Каджети (каджи - олицетворение зла), упоминает Шота Руставели (15). 
     Топонимика вдоль древнего торгового пути Киев - Регенсбург изобилует названиями, содеержащими корни «рос» и «род-рад» (12*). Древней магистралью, по которой шла торговля между племенами, населявшими Восточно-Европейскую равнину, и государствами Востока и Средней Азии, была река Волга. Арабские источники свидетельствуют, что с IX в., а может быть с еще более древних времен (с V в. н. э.) (16), сохранилось название «Волга - русская река». «Русской рекой» назывался также и Дон, а «Русским морем» - моря Азовское и Черное, в то время как основная речная магистраль Киевской Руси - Днепр - не определялась этим эпитетом. Отсюда следует, что торговые пути были «русскими» и до создания Киевского государства. 
     В VIII в. торговые пути по Волге приближаются к Балтийскому морю. В районе Владимира - Суздали было найдено более пятидесяти кладов, содержащих от нескольких до десятков тысяч восточных монет VIII-XI вв. На территории Новгородской, Олонецкой и Петербургской губерний было найдено около тридцати кладов восточных монет VIII-X вв. Новоладожский клад содержал семь пудов серебряных монет (17). В IX в. эти пути выходят на Балтийское море: 
на острове Готланд и на шведском берегу найдено более 24000 целых арабских монет, 14000 обломков и около 200 византийских монет. Большая часть этих монет относится к Х в., много монет IX и XI вв., найдены монеты и западных стран (18). Указанные находки свидетельствуют о распространении торговли с юга на север. Выйдя на Балтийское море, Русь превращается в «варягов-Русь». Ее верхушка налаживает деловые и брачные связи с элитой других торговцев Балтийского моря - «варягов», так что нет ничего удивительного, если во главе северной части Руси могли оказаться выходцы из скандинавской страны (см. ниже). Еврейские имена встречаются в скандинавских сагах, а скандинавские - в русских летописях (13*). 
     В IX в. возросла роль торговли с Византией и Болгарией по Днепру, что вызвало быстрое развитие Киева и других городов, лежащих на водной магистрали, и привело к последующему объединению земель вдоль этого торгового пути. Некоторые советские исследователи, например Бернштейн-Коган (19) и Рыбаков (20), считают, что сквозной путь по Днепру между Балтийским и Черным морями, традиционно называемый «из варяг в греки» (14*), не играл существенной роли в торговле. 
     Интенсивная международная торговля способствовала развитию славян. Сама Русь, подготовившая в рамках Хазарского каганата экономическую, культурную и политическую базу, необходимую для создания Киевского государства (21), пополняется за счет славянской элиты и постепенно становится ядром формирующейся нации, оставаясь тесно связанной с торговлей. 
     Константин Порфирородный (22) так описывает жизнь русов: 
с наступлением ноября «все русы», во главе со своими вождями, уходят из Киева и отправляются в полюдье, в земли подвластных славянских племен, платящих им дань. Всю зиму они проводят в полюдье, а в апреле, когда растает лед на Днепре, русы из Новгорода, Смоленска, Любеча, Чернигова и Вышгорода собираются в Киеве. Данники-славяне в течение зимы рубят в лесах огромные деревья и, обстругав их, спускают в воду и продают русам. Грубо обработанные колоды обшиваются бортами, оснащаются и нагружаются всем, что добыто во время полюдья. В июне русы двигаются вниз по течению, направляясь в Константинополь. На своем пути они преодолевают днепровские пороги. Константин Порфирородный описывает способы прохождения через пороги и приводит их русские и славянские названия. 
     Это сообщение норманисты считают одним из наиболее убедительных доказательств норманнского происхождения Руси, так как русские названия отличаются от славянских и, по их мнению, могут быть объяснены из скандинавских языков. Антинорманисты или вообще не упоминают об этом документе (23), или считают русские названия международной номенклатурой торговцев (24). Совокупность данных, приводимых Порфирородным, очень ограничивает возможность случайных совпадений. Поэтому объяснение происхождения русских названий, отвечающее всем данным источника, обладает немалой доказательной силой. Русы Х века пользовались славянским языком (см. ниже), однако русские названия порогов могли сохраниться со значительно более древних времен, поэтому есть основания попытаться объяснить их из иврита. Ниже сравниваются объяснения, полученные из иврита, с объяснениями, предложенными норманистами (25). 
     1. Название первого порога (считая по течению реки) звучит по-русски и по-славянски одинаково: «Ессупи» (или «Ессьши») и означает «не спи», т. е. предупреждение об опасности. Это название одинаково легко объясняется из скандинавских языков и из иврита, так как слово «сон» («спать») имеет в индоевропейских языках и в 
иврите подобный корень: «сън(п) = «»(шн), отсюда: «за-сни», «спи» = «» (26). Отрицание в названии порога не славянское и с одинаковым успехом может быть получено как из иврита, так и из скандинавских языков: «» (и-шни), «Aisofi». 
     2. Русское название «Улворси» соответствует славянскому «Островунипраг» и смысловому значению - «остров у порога». На иврите «» (и) означает «остров»; «» (прц-фрц) - «прорыв воды через препятствие», т. е. «порог» с обычным переходом «ф»-«в» в славянском языке и «ц»-«с» через греческую транслитерацию; 
«» (л) - предлог, показывающий совместное расположение. Выра-жение «» (и лфрц) может быть переведено как «остров у порога». Предлагаемое норманистами «Holmfors» совпадает по смыслу, но существенно отличается по звучанию. 
     3. Русское название «Галандри» (или «Геландри») не имеет славянского эквивалента и означает «шумящий порог». Норманисты не объясняют это название. На иврите «» («гал на надир») - «особый (необычный) шум волн», 
     4. Четвертый порог называется по-русски «Айфор», или «Анфар», по-славянски - «Неясыть», потому что «на нем гнездятся пеликаны». На иврите «» (анфа) означает «цапля», а «Айфор», или «Ненасытица» - второе имя ангела смерти - «старухи Алуки», встречающееся в Ветхом Завете и переводимое на славянский язык словом «Неясыть» (Пр. 30:14). Вполне возможно, что это имя было перенесено на пеликанов, которые получили также и название «баба» (27, 28). Объяснение норманистов - «Eifors» - «вечно злобный», «вечно стремящийся» - не отвечает смысловому значе-нию, приведенному в источнике. 
     5. Пятый порог называется по-русски «Варуфорс» (или «Варуфурос»), а по-славянски - «Вулнипраг», потому что он «образует большую заводь». Томсен предлагает объяснение «Varufors», т. е. «сильные волны», что не отвечает смысловому значению, так как «вулни» должно толковаться как «вольный», а не как «волны». Выражение «вольная вода» употребляется в русском языке и означает «глубокое место, достаточное для прохождения судна». На иврите «» (бар-вар) означает «углубление, заполненное водой»; «» (у) - «возле», «и»; «» (прц-фрц) - «прорыв воды через препятствие», т. ее. «порог» (см. выше). Выражение 
«» (вар уфрс) может быть переведено как «озеро (или глубина) у порога». 
     6. Шестой порог имеет русское название «Леанти», а славянское «Веручи» (или «Верутци»). Название его связано с бурлением воды На иврите- «» (леа) - «кручение»; - «», «» (нета, нетуй) - «наклон». Выражение «» (леа нетуй) можно перевести как «кручение воды, движущейся под уклон», что отвечает славянскому «вир» - «водоворот», «омут» (29, 30) и смыслу названия. Объяснения Томсена «Leandi» - «смеющийся» - не отвечает ни славянскому названию, ни смысловому значению. 
     7. Последний, седьмой порог называется по-русски «Струвун», а по-славянски - «Напрези», что означает «на пороге» - т. е. лодки проходят над порогом, затопленным водой. Томсен принимает звучание русского названия как «струкун», что дает «struk» - «напряжение». Славянское название он трактует как указание, что порог преодолевается с поднятыми парусами. Такая трактовка меняет смысл славянского названия, которое в этом случае должно было быть «напречи», или «напръчи». На иврите «» (сетер) - «скрытый»; «» (эвн) - «камень», т. е.«» (эвн сетер) - «порог, скрытый под водой». 

     Не менее красноречиво о связи русов с торговлей говорят и договоры с греками от 907-911 гг. и договор от 944 г., включенные в «Повесть временных лет» (31) (15*). Первый пункт договора 907 г. отражает требование победителя выплатить ему дань для компенсации издержек похода и вознаграждения его участников и организаторов. Дань изымается также в пользу ряда городов: Киева, Чернигова, Переяславля, что свидетельствует о достаточно прочной связи между Русью и указанными землями. В число городов, получивших дань, не входит Новгород. Второй пункт договора гласит: «Да приходячи Русь слюбное смлют, елико хотячи, а иже придутъ гости, да емлют месячину на 6 месяць, хлебъ, вино, мясо, и рыбы и овощь. И да творят им мовь, елико хотят. Поидучи же домовь, в Русь, да емлют у царя вашего на путь брашно, и якори, и ужища, и парусы, елико имъ надобе». 
     Аналогичный пункт имеется и в договоре 944 г.: «А великий. князь руский и боляре его да посылають в Греки къ великимъ царемъ гречьскимъ корабли, елико хотять, со слы и с гостьми, яко же имъ установлено есть». Далее: «...да испишеть имяна ваша, тогда возмуть месячное свое, съли слебное, а гостье месячное». 
В договорах речь идет о трех категориях торговых представителей: «Русь» и «гости» - договор 907 г.; «слы» и «гости» - договор 944 г. «Русь» по прибытии в Константинополь получает «слюбное» (то, что им нужно), по-видимому, в это время сами представители аристократической верхушки возглавляли торговые экспедиции. В договоре 944 г. эта категория отсутствует, но появляются «слы», которые посылаются князем и его «болярами» (сыном, племянником, двумя высокопоставленными женщинами). В данном случае «слы» не могут быть дипломатическими представителями, которые не нужны, т. к. условия торговли уже определены: «...яко же имъ установлено есть». «Слы» получают «слебное» и являются привилегированными по отношению к «гостям», которые упоминаются в обоих договорах и, по-видимому, являются самостоятельными купцами. 
     Из положений договора наиболее интересным с точки зрения предлагаемой гипотезы является пункт об обеспечении безопасности экипажа и материальных ценностей судов, потерпевших кораблекрушение: «Аще вывержена будеть лодьа ветром великим на землю чюжю, и обращуть ся тамо иже от нас Руси, да еще кто иметь снабдети лодию с рухлом своим и отослати паки на землю хрестьаньскую, да проводимъ ю сквозе всяко страшно место, дондеже приидеть въ бесстрашное место; аще ли таковая лодьа ли от буря, или боронениа земного боронима, не можеть възвратитися в своа си места, спотружаемся гребцем тоа лодьа мы, Русь, допроводим с куплею их поздорову...» (32). 
     Как отметил Вернадский (33), законы, позволяющие убивать, захватывать в рабство экипажи и грабить имущество судов, потерпевших кораблекрушение, существовали во всех странах Западной Европы, на большинстве морей которой господствовали норманны. Раньше всего эти законы были отменены в Италии в XII веке. Этот пункт договора соответствует аналогичным законам, существовавшим у евреев (34). 
     В договоре 911 г. (35) есть указание, что он был написан «Ивановым написанием на двою хартью...». Исследователи признают, что текст является переводом с греческого и что договор был написан в двух экземплярах по обычно принятой в Византии процедуре (36). Однако смысл слов «Иванове написание» вызвал продолжительные споры. Лихачев (37) считает это указанием на имя писца, Ивана, якобы писавшего договор, оспаривая мнение академика Ф. И. Круга (38), предлагавшего читать вместо «иваново» - «киноварево», имея в виду обычай византийских императоров писать пурпурными чернилами (киноварью). Если предположить, что летописец воспользовался ивритским словом «» (иван), что означает «грек», то выражение можно прочесть как «греческим письмом в двух экземплярах...».  

Комментарии

(1*) Например, Данлоп (Dunlop, «The History», р. 99) - русы; «Регесты», т. I, с. 45 - евреи; Вернадский («Sources.,» p. 9) - русы; Хрестоматия по истории СССР, с. 40 - русы, и т. д. 
(2*) В основу русского текста положен перевод Гаркави («Сказания мусульманских писателей», сс. 48-53). Русский перевод см. также: Крачковский, И.Ю. Арабская географическая литература. Избранные сочинения, т. IV.. М., 1957. Арабский текст и перевод на французский яз. см.: BGA, v. VI. 
(3*) По-видимому, по-славянски. 
(4*) На Суэцком перешейке. 
(5*) На Суэцком перешейке. 
(6*) Прицак переводит как «Река рабов» или «Рабская река» («The 
Origin», р. 264). 
(7*) Каспийское море. 
(8*) Германию (по Гаркави), вместо «Рим» по де Гуе (BGA, v. VI, р. 116). 
(9*) Предлагались различные объяснения происхождения названия «Радания»: 1. От названия древнейшего торгового центра, расположенного на путях купцов возле Тегерана - «Rhaga», «Rai». 2. От персидского «pax-дан» - знающий путь (Maiquart, «Osteuropaische.», p. 350; Dunlop, «The History», p. 138). Возможно объяснить это название и из иврита: «» (рада) - власть, отсюда «радания» - владеющий, распоряжающийся. Если принять это предположение, то «Радания» может бьггь ведущей компанией по отношению к «Руси». 
(10*) В этом источнике русы выделены из категории «сакалиба», 
т. к. речь идет не об их торговой деятельности (русск. перевод см.: Гаркави, «Сказания мусульманских.»). 
(11*) Минорский (Enc. Islam, «Rus.») расшифровывает это слово как «ал-Урдмания», т. е. «норвежцы». Рыбаков («Очерки», с. 811) считает, что это славянское племя «уличи», хотя по его же мнению уличи не входили в состав «Русской земли» (Рыбаков, «Новая», ч. 2, с. 46) . 
(12*) Например, Константин Порфирородный (Грот, «Известия», с. 96) называет в Сербии г. Рас (или Расу), стоящий на р. Рашке, притоке р. Ибара. Происхождение каждого из подобных названий требует специальной проверки. 
(13*) Вернадский («History», v. I, p. 275) предлагает следующее объяснение таких «экзотических» имен: норманны, продвинувшись до Крыма и побережья Черного моря, а затем вернувшись на свою родину, называли именами, с которыми ознакомились на востоке, своих детей и населенные пункты. 
(14*) Вне зависимости от того, какой путь определялся этим названием, его структура показывает, что оно было дано торговцами, для которых ни греческие, ни варяжские земли не были своими. 
(15*) Описание исторических событий конца IX - начала Х вв. в русских летописях дошли до нас в виде, не позволяющем однозначно отделить действительные события от легенд, что является одной из причин отсутствия единого мнения по вопросам истории этого периода. Легендарный характер похода Олега на Константинополь в Лаврентьевском списке, иное описание этих событий в Новгородском списке, который сохранил в неизменном виде рассказ о древнейших событиях Начального свода (Шахматов, «Несколько замечаний»; ПВЛ. т. II, сс. 262-268), а также отсутствие прямых указаний на эти события в византийских источниках - заставляют с осторожностью относиться к этим сообщениям. Не ясна также история договоров (или договора) 907 и 911 гг. Большинство исследователей все же считают эти договоры подлинными переводами с греческого языка, сделанными в то время, к которому их относит летопись, или во всяком случае ранее 944 г. (Обронский, «Язык договоров», с. 101; Сергеевич, «Греческое и русское», с. 632). Ряд летописных свидетельств и указаний византийских источников (Лев Диакон Калойский, сс. 65-66, 93, 94, 97 и др.) также свидетельствуют о существовании договора (или договоров) между Русью и Византией до 944 г. 

_________________________________________

Литература

  (1) Заходер, «Каспийский», сс. 38-39. 
  (2) Dunlop, «History», pp. 107-108. 
  (3) Pritsak, «The Origin», p. 263. 
  (4) Pritsak, «The Origin», pp. 262-264. 
  (5) Kupfer, «Zrodia hebrajskie», p. 28. 
  (6) Vernadsky, «History», v. 1, p. 283. 
  (7) BGA, t. 6, p. 115. 
  (8) Pritsak, «The Origin», pp. 251, 263-264. 
  (9) Al-Masudi, «Les prairies d'or», t. 2, p. 317. 
(10) Бейлис, «Аль-Масуди», с. 25. 
(11) Marquart, «Osteuropaische», pp. 342-352. 
(12) Заходер, «Из истории», с. 11. 
(13) Ефрем Сирии см.: Дьяконов, «Известия.», с. 87. 
(14) Рыбаков, «Очерки», с. 742. 
(15) Руставели, Шота, «Витязь в тигровой шкуре», гл. 23. 
(16) Смирнов, «Волжский путь». 
(17) Марков, «Топография», сс. 2-6, 14, 27,46-48, 53-57. 
(18) Греков, «Киевская Русь», с. 249. 
(19) Бернштейн-Коган, «Путь из варяг», сс. 239-270. 
(20) Рыбаков, «Новая.», № 2, с. 40. 
(21) Насонов, «Русская.», сс. 42-43. 
(22) Constantine Porphirogenitus, «De administrando», pp. 57-63. 
(23) Рыбаков, «Очерки», гл. 7 и «Новая.». 
(24) Юшков, «Общественно-.», с. 52. 
(25) Thomsen, «Ancient», pp. 52-67,143-145. 
(26) Цыганенко, «Этимологический.» - «Сон»; «Словарь 
        Бен-Иегуды». 
(27) Даль, «Словарь» - «Неясыть». 
(28) Татищев, «История», т. I, с. 193. 
(29) Татищев, «История», т. I, с. 193. 
(30) Даль, «Словарь» - «Вир». 
(31) ПВЛ, т. I, с. 24-28, 34-39. 
(32) ПВЛ, т. I.e. 27. 
(33) Vemadsky,v.2,p.28. 
(34) Еврейск. Энцикл. - «Торговля», с. 918. 
(35) ПВЛ, T.I, с. 28. 
(36) ПВЛ, т. 2, с. 272. 
(37) ПВЛ, т. 2, с. 279. 
(38) ПВЛ, т. 2, с. 279. 


 

  Религия

     Языческие боги, которым поклонялись в Киевской Руси, по мнению профессора М.Сперанского (1), могут быть разделены на две категории. Боги одной категории часто встречаются в фольклоре и почти не встречаются в древнейших русских письменных источниках. Это так называемые «низшие боги» - водяные, русалки, лешие и т. д. О существовании таких богов у восточных славян свидетельствует Прокопий Кейсарийский (2). Не вызывает сомнения, что «низшие боги» являются богами местных славянских племен: имена их славянские, пережитки их культов сохранились вплоть до настоящего времени, несмотря на тысячелетнее христианство. 
     Имена богов второй категории чужды фольклору и встречаются в древних русских письменных источниках. Большинство из них упомянуты в «Повести временных лет» под 980 г. в связи с установкой их изображений Владимиром I «на холму вне двора теремного» (3). Их имена (Перун, Хърс, Дажьбог, Стрибог, Симарьгла и Мокошь) не объяснимы из русского и других славянских языков 
(4, 5), а культы были распространены в центрах древней Руси: в Киеве и Новгороде (1*) (6). Это боги русской элиты: Перуном (Велесом) клялись послы Олега и Игоря при заключении договоров с греками (7, 8), их статуи устанавливались (а потом были сброшены) по указанию князя (9, 10). Слова Святослава «дружина засмеет» (11), если он примет христианство, свидетельствуют, что дружина поклонялась тем же богам. Эти боги близки и понятны автору «Слова»: почти через 200 лет после принятия христианства он называет русов «внуками Даждьбога» (12), а ветер - «внуком Стрибога» (13). О происхождении культов этих богов нет единого мнения (14). 
     Анализ имен и некоторых особенностей культа «пантеона Владимира», сделанный Барацем (2*), привел его к выводу, что этих богов можно отождествить с языческими богами Палестины, имеющими вавилоно-ассирийское, ханаанейское и финикийское происхождение. Такого же мнения придерживался Прайс (15). Ниже приведена таблица имен богов «пантеона Владимира» и их «палестинских предков» по Барацу (16): 
     1. Велес (Перун)... Ваал (Пеор). 
     2. Симаргла (в Никоновской летописи: Сим и Нръгла) ... Ашима 
         Нергал. 
     3. Мокошь... моавитянский бог Камош. 
     4. Хоре (Харе) ... Херес (Харса) бог Солнца. 
     5. Стрибог ... Истр бог - Астарта. 
     6. Дажьбог ... Дагон, бог дождя и плодородия, имя которого происходит от ивритского «» (даг) - «рыба» или «» (даган) - «жито» (17<). 
     Арабский путешественник, посол багдадского халифа, Ибн-Фадлан, посетивший волжских болгар в 922 г., пишет, что пантеон русов состоял из главного божества в виде столба с человеческим лицом и подчиненных (или составляющих единый культ) богов в виде столбов меньшего размера (18). Так обычно изображался финикийский бог Баал (одним из символов которого был фаллос), а Астарта изображалась в виде стоящего рядом столба или дерева (19). 
     Об идоле Перуна известно, что он был деревянным и имел серебряную голову и золотые усы (20). Очень напоминают обычные изображения Баала и идолы, представляющие собой каменные столбы с человеческими лицами, найденные в Поднестровье (21). 
     Отсутствие Велеса в «пантеоне Владимира» (3*) можно объяснить тем, что Велес-Перун - это один бог. В этом случае формулировка клятвы русов: «...Перуном богом своим и Белесом скотьим богом» (договор Олега) и «...богом и Перуном» (договор Игоря) может быть объяснена перестановкой слов в непонятном для переписчика выражении, которое мы предположительно реконструируем как: 
«Велесом-Перуном скотьим богом своим». В договоре Игоря «Велес» заменяется словом «бог», что является простым переводом его имени. 
     Эпитет «скотий» не может означать, что Велес был богом домашних животных, т. к. у русов, торговцев и воинов, главный бог не мог быть богом скота. Норманисты считают, что «скотий бог» - это бог торговли и богатства (22), так как в летописи слова «скот», «скотница» (23) использованы в смысле «богатство», «хранилище». Вполне возможно, в этом случае они являются производными от норвежского «skatt» - «богатство», однако это значение не сохранилось в русском языке. 
     Слово «скотий» в русском языке имеет значение «блудный» (24, 25), что полностью отвечает характеру культа Баал-Пеора («» (пеор) на иврите «обнажаться»). Кроме того «» (пар) - «телец», являвшийся символом Баала. 
     Возможность объяснить из одной посылки имена всех богов пантеона выгодно отличает предложенное Барацем толкование от альтернативных, в которых имя каждого бога выводится из различных источников. 
     Например, Вернадский считает Велеса богом богатства-торговли, приводя мнение Чедвик, что он должен быть норманнским богом, так как на территории Киевской Руси торговали норманны (26). Однако среди норманнских богов нет ни Велеса, ни Перуна. Далее, он приравнивает Дажьбога к Хорсу (который выводится из Авесты). Стрибог производится от «Gri stri» - «женщина» в индоарийском эпосе «Махабхарата». Перун считается богом литовских славян Перкунасом и санскритским Парйаниа (27). Симаргла (по Лаврентьевской летописи) он считает иранским Сенмуром в соответствии с работой Тренера (28), а Мокошь - богиней финских племен (по Грекову) (29). 
     Существующее в литературе мнение (30), что Владимир собрал пантеон языческих богов племен, входящих в состав Киевской Руси, чтобы создать общегосударственную религию, неверно, так как в этом случае в пантеон должны были бы входить боги славян, известные по другим источникам. 
     Константин Порфирородный указывал, что русы, следующие из «внешней Руси» (Новгород) в Константинополь, после прохождения Днепровских порогов совершали жертвоприношение на острове Святого Георгия, потому что там рос большой дуб (31). 
     Иегуда Гадасси (4*) (32) в разделе, посвященном абсолютному единству Бога, сообщает о религии, существовавшей в «Земле Буш» у народа «зиби» до принятия им христианства. Приводим свой перевод Гадасси: «...Эта вера была задолго до настоящего времени в Земле Буш, как рассказывал мне человек, пришедший оттуда. И вот рассказ о вере людей зиби, которые верят в три дуба в стране Зибия и которые говорят, что эти дубы сотворены Богом во время шести дней творения, так же как мамрийские дубы, где Бог явился Аврааму, и там они поклоняются Богу и служат ему. И все свои надежды они полагают на Бога. И когда умрет у них кто-нибудь, сжигают его с его драгоценностями перед Богом возле этих деревьев, и берут прах этого мертвого, помещают его в серебряный, золотой или новый глиняный сосуд и зарывают этот сосуд у корней этих дубов, для того чтобы он восстал к жизни в потустороннем мире. И говорят, что если поместить мертвого в могиле, то он испортится и протухнет. И отличают эти поступки от поступков других людей как хорошие...». 
     Описание Гадасси перекликается с сообщением Константина Порфирородного. Название «циби» или «киви», согласно Стыковскому (33), относилось к жителям среднего течения Днепра (5*). Землей «Буш» могла называться территория, на которой был распространен культ Баала, аналогично тому, как в именах собственных слово «Баал» евреи заменяли словом «буш» (34). 
     Рассмотрим подробное описание похорон богатого руса, данное . Ибн-Фадланом (35). Ибн-Фадлан сообщает, что рус погребается в покрывале или в той одежде, в которой он умер, во временную могилу на десять дней. Одновременно начинают вести приготовления к последующей части похорон, сопровождаемых оргиями и прянством (что характерно для культа Баал-Пеора): шьются роскошные одежды, вытаскивается на сушу корабль, предназначенный для сожжения, приготовляются жертвенные животные. Через десять дней труп извлекается из могилы, переносится в шалаш на корабле, одевается и укладывается на скамью (36). В шалаш приносят плоды и цветы, возле размещают трупы животных. Совершается «свадебный обряд» с женщиной, согласившейся умереть вместе с русом, причем «невесту» трижды поднимают на руках. Вблизи тела совершается последняя оргия, предшествующая умерщвлению женщины. Ближайший родственник покойного голым поджигает костер, на котором сгорает корабль и все приготовленное для похорон. 
     Обычай обнажаться на похоронах мог возникнуть лишь у южного народа, он имел место у финикийцев, арабов и др. и сохранился у евреев в виде надрывания одежды родственниками умершего (37). 
Погребение в покрывале или в одежде, в которой человек умер, соответствует ритуалу еврейских похорон (38). Кремация трупа во все времена осуждалась еврейской религией, хотя сожжение вещей, принадлежащих богатому человеку или царю, практиковалось (39). Двойные похороны, первая часть которых включает элементы еврейского погребального ритуала, а вторая - языческого, возможно, отражают генезис русов. Однако самым убедительным доказательством палестинского происхождения ритуала погребения является присутствие старухи с двумя дочерьми, которую русы называют «ангелом смерти». Тщательный анализ арабского источника приводит Ковалевского (40) к выводу, что русы действительно считали участвовавшую в похоронах старуху «ангелом смерти», так как Ибн-Фадлан предваряет сообщение словами: «...они говорят, что она...». К этому же выводу приводит и анализ текста Рази (41): «...старуха, которая по верованию этих людей...». Ковалевский говорит, что все попытки растолковать слова «ангел смерти» не увенчались успехом (42). В свете нашего объяснения данное место текста не представляет никаких затруднений, т. к. в Ветхом Завете упоминается «ангел смерти» - старуха с двумя дочерьми (43). 

Комментарии

(1*) Около Тмутаракани до конца XVIII в. был монумент, установленный в III в. до н. э. и посвященный Санегру (покровителю Таршиша) и Астарте, которым поклонялись также под именами Геракла и богини Девы (Minns, «Scythians,» p. 617; Rostovtzeff, «Iranians,» p. 179, 180; «Слово», с. 395; Барац, «Собрание», т. 2, с. 172). Существование подобных культов связывается с влиянием евреев (Minns, ibid., p. 615; Schuerer, E. «Judische Inschriften in Krim,» 1901). Автор «Слова» имеет в виду этот монумент, когда посылает «привет» «Тмутараканскому болвану» (с. 9, между 32-33). 
(2*) Барац («Библейско-агадические параллели», сс. 16-30) высказывает мнение, что эти культы не существовали в Киевской Руси и появились в «Повести временных лет» под влиянием библейских и агадических сказаний. Такому выводу противоречат сведения из русских и арабских письменных источников, а также археологические данные. 
(3*) Существует мнение, что кумир Велеса был установлен на Подоле (ПВЛ,т.2,с.324). 
(4*) Иегуда Гадасси, караимский ученый-энциклопедист, живший в Тамани-Матархе в XII в. 
(5*) Предположение Гаркави («Сказания мусульманских.», с. 115) о том, что «зиби», «Зибия» следует читать как «злави», «Злавия», а описываемая религия есть религия славян, не убедительно. 

Литература

  (1) Сперанский, «История», с. 153 и далее. 
  (2) Прокопий из Кесарии, «Война с готами», кн. Ш, 14.24. 
  (3) ПВЛ, т. I.с. 56. 
  (4) Корш, «Сборник», цит. по Барацу, «Собрание», т. 2, с. 151-152. 
  (5) Fedotov, «The Russian», pp. 10-11. 
  (6) ПВЛ, т. 1, с. 56. 
  (7) ПВЛ, т.1, с. 25. 
  (8) ПВЛ, т.1, с. 39. 
  (9) ПВЛ, т.1, с. 56. 
(10) ПВЛ, т. 1,с.80. 
(11) ПВЛ, т.1, с. 46. 
(12) «Слово», с. 17 (между сс. 32-33). 
(13) «Слово», с. 14 (между сс. 32-33). 
(14) Fedotov, «The Russian», p. 10. 
(15) Прайс, «Донесение», цит. по Соловьеву, «История», т. 1-2, с. 291. 
(16) Барац, «Собрание», т. 2, с. 151 и далее. 
(17) Еврейск. Энцикл. - «Дагон». 
(18) Ковалевский, «Книга», с. 142. 
(19) Еврейск. Энцикл. - «Астарта», «Баал». 
(20) ПВЛ.т. 1,с.5б. 
(21) «Очерки древней истории», с. 347. 
(22) Vernadsky, «History», v. 2, p. 54. 
(23) Даль, «Словарь» - «Скот». 
(24) Даль, «Словарь» - «Блудный». 
(25) Барац, «Собрание», т. 2, с. 155. 
(26) Vemadsky, «History», v. 2, pp. 50-56. 
(27) Vemadsky, «History», v. 2, pp. 50-56. 
(28) Тревер, «Собака-Птица», с. 293 и далее. 
(29) Греков, «Киевская Русь», с. 319. 
(30) ПВЛ.т. 2, сс. 324-325. 
(31) Константин Багрянородный, «Об управлении» , сс. 8-10. 
(32) Hadassi, Yehudah, «Eshkol-ha-Kofer», 42.97. 
(33) Стрыйковский, Матвей, цит. по Татищеву, «История», т. 1, с. 335. 
(34) Еврейск. Энцикл. - «Баал». 
(35) Ковалевский, «Книга», сс. 143-145. 
(36) Ковалевский, «Книга», с. 248 (прим. 775). 
(37) Еврейск. Энцикл. - «Погребение и траур». 
(38) Еврейск. Энцикл. - «Погребение и траур». 
(39) Еврейск. Энцикл. - «Кремация». 
(40) Ковалевский, «Книга», с. 249 (прим. 778). 
(41) Ковалевский, «Книга», с. 249 (прим. 778). 
(42) Ковалевский, «Книга», с. 249 (прим. 778). 
(43) Притчи 16:14; 30:15. 


 

 

  Христианство 

     Во второй половине Х в. Русь, основным центром которой становится Киев, превращается в хозяина обширных территорий и должна строить регулярные отношения с местным населением и соседними государствами на законных основаниях. Налаживанию таких взаимоотношений с державами, имевшими монотеистические религии, способствовало бы принятие одной из религий, издавна соперничавших за овладение этими территориями. Ортодоксальное христианство, центром которого была Византия, распространилось по северному побережью Черного моря и на Кавказе и было принято Болгарией. Иудаизм также был распространен на Кавказе и северном побережье Черного моря и принят в Хазарии. Ислам насаждался силой на захваченной арабами территории и был принят Волжской Булгарией, искавшей союза против хазар. 
     Русь приняла ортодоксальное христианство из Византии. Обсуждению этого решения уделяется внимание во всех исторических работах по древней Руси. Мы не будем остановливаться на этом вопросе, хотя многие аспекты принятия христианства остаются спорными. 
     Рассмотрим лишь один вопрос - развитие религиозной мысли русских, для чего воспользуемся материалом и выводами капитальной, ставшей классической, работы Г.П.Федотова  «Русская религиозная мысль» (1). Оценивая общее направление развития русской теологии, автор отмечает (2) «плачевный» факт - русские не занимались высокой теологией, а интересовались священной историей и углублялись в проблемы иудаизма (3). Духовной пищей для них было сравнение Ветхого и Нового заветов, «закона» и «благодати», еврейской и христианской религий. Это единственный вопрос теологии, который разрабатывался русскими авторами с никогда не ослабевающим вниманием. Тот же интерес к еврейским проблемам мы находим во многих русских литературных памятниках. Разработка указанных вопросов не была вызвана необходимостью противостоять влиянию иудаизма на полуобращенные в христианство массы населения, среди которых (особенно в Киеве) было много евреев, т. к. этот элемент полностью отсутствует в службах популярных проповедников и адресуется исключительно к христианской элите (4). Причину такой направленности интересов Федотов видит в особом складе русского ума, склонного к изучению истории, причем незнание греческого языка заставляло ограничиваться имеющимися переводами Ветхого завета (5, 6), т. е. историей евреев. 
     Если принять, что элита русского общества имела еврейские корни и была достаточно хорошо образована, то самым разумным способом защиты христианства было бы доказательство на основании логического анализа всего хода еврейской истории и мессианских идей иудаизма, что мессия уже пришел. 
     Именно этот путь и был избран русскими теологами. 
     В качестве примера рассмотрим вставленный в ПВЛ под 986 г. рассказ о принятии Владимиром христианства (7). Данный эпизод многократно анализировался, поэтому остановимся только на речи философа, склоняющего Владимира к принятию христианства. Эта речь представляет собой изложение еврейской истории, доведенной до появления Христа, который рассматривается как ожидаемый евреями мессия. Владимиру предлагается сделать лишь «небольшой» шаг, отделяющий иудаизм от христианства, - поверить, что Христос - мессия. Федотов (8) отмечает, что такие доводы могли быть понятны и убедительны для образованного еврея, но не для славянина-язычника. 
     Для нас не существенно, когда был внесен в ПВЛ рассказ философа и откуда он был взят, важно, что во время его включения аргументация считалась уместной. Замечание, которым Владимир отвергает иудаизм, звучит удивительно реалистично: «Онъ же рече: «То где есть земля ваша?» Они же реша: «Въ Ерусалиме». Онъ же рече: «То тамо ли есть?» Они же реша: «Разъгневася Богъ на отци наши, и расточи ны по странамъ грехъ ради наших, и предана бысть земля наша хрестеяномъ» (1*). Онъ же рече: «То како вы инех учите, а сами отвержени от Бога и расточени?.. Еда и намъ тоже мыслите прията?». 
     Причиной отказа является боязнь потерять недавно приобретенные территории. 
     Форма отказа от католичества: «Идъте опять, яко отци наши сего не прияли суть», - содержит указание на то, что Русь и ранее не захотела принять христианство из Рима. 
     Интересно также замечание под 969 г. (9), содержащее хвалу Ольге за принятие ею христианства, где говорится: «...руское познанье къ Богу, начаток примиренью быхомъ». Такая формулировка может относиться к русам - «рашия», отрекшимся от Бога, а не к народу, впервые к нему потянувшемуся. Илларион в «Похвальном слове кагану Владимиру» (10) также говорит о крещении, как о «примирении с Богом», делающем русов новым полноценным народом «не хуже, чем греки». 
     Следует отметить, что интерес к иудаизму не ограничивается еврейской историей и Ветхим заветом. Существенное влияние Талмуда и агадических сказаний на древние русские письменные источники показано в работах Бараца (11, 12). 
В работах Берендса (13) и Эйслера (14) приводятся веские соображения в пользу того, что распространенный в древней Руси перевод книги Иосифа Флавия «Иудейская война» («Пленение Ерусалима» - по русским спискам) был сделан не с греческого, а с арамейского оригинала, в пользу чего свидетельствует и само название перевода. Русская версия не содержит большого количества позднейших прохристианских вставок, которые имеются в греческом тексте, а политическая направленность ее носит ярко выраженный проеврейский характер. Если согласиться с противниками выводов Эйслера и его последователей и принять, что перевод был сделан с греческого, то следует признать, что текст подвергся редакции, приблизившей его к дохристианской версии Иосифа Флавия с усилением еврейского акцента (284). 
     Указанные особенности русской религиозной и светской мысли прекрасно объясняются предлагаемой гипотезой и, действительно, как показал последующий ход событий, именно элита русского общества, так интересовавшаяся еврейской историей и иудаизмом, сделала попытку в конце XV в. обратиться к иудаизму. Так называемая «ересь жидовствующих» охватила верхушку духовенства и образованную часть общества, а также семью царя, например: протопоп Софийского собора Новгорода Гавриил, назначенный Иваном III протопопом Успенского собора Москвы; Алексей, назначенный Иваном III священником Архангельского собора Москвы; невестка Ивана III Елена; великий князь Федор Курицын, а также крестовые дьяки Истома, Сверчок и др. В этом движении участвовали еврейские купцы из царской свиты, литовские евреи и евреи юга. По времени ересь совпала с движениями протестантов в Европе. 

Комментарии

(1*) Во времена Владимира Иерусалим еще не принадлежал христианам, поэтому «речь философа» считается позднейшей вставкой.

Литература

  (1) Fedotov, «The Russian». 
  (2) Fedotov, «The Russian», p. 91. 
  (3) Fedotov, «The Russian», p. 91. 
  (4) Fedotov, «The Russian», p. 92. 
  (5) Fedotov, «The Russian», p. 59. 
  (6) Fedotov, «The Russian», p. 92. 
  (7) ПВЛ, т. 1, с.60. 
  (8) Fedotov, «TheRussian», pp. 382-383. 
  (9) ПВЛ, т.1, с. 49. 
(10) Горский, «Памятники», ч. П, - «Митрополит Илларион». 
(11) Барац, «Атадические.». 
(12) Барац, «Собрание», тт. 1-2. 
(13) Berendts, «Flavius Josephus». 
(14) Eisler, «The Messiah Jesus». 
(15) Мещерский, «История», сс. 5-15, 151. 


 

 

Легенды о возникновениии Киева

     На месте нынешнего Киева существовали поселения со времен Геродота (1). Поселения эти то возникали, то исчезали в зависимости от исторической обстановки в районе. Говоря о Киеве, мы имеем в виду лишь тот город, который в результате непрерывного развития превратился в центр Киевской Руси (1*). 
     В VI-VII вв. на территориях, впоследствии объединяемых понятием «Русская земля», центром которой был Киев, существовала богатая, содержащая много золотых и серебряных предметов, «дружинная» археологическая культура «пальчиковых фибул», слои которой опирались на немногие «грады». Сельские культуры - «пеньковская» и «колочинская», составляли для нее как бы социальный фон. Эта культура резко отличается от культур соседних славянских племен и тесно связана с городами Боспора (2), которые к этому времени перестали быть форпостами греческой культуры (3), с Херсонесом и Тмутараканью и имеет много общеевропейских форм. Рыбаков называет ее культурой русов, которых он считает одним из славянских племен, несмотря на приводимые им же данные, противоречащие такому утверждению (4). Культура «пальчиковых фибул» не имеет исторических корней на этих территориях и исчезает в VII в., хотя некоторые ее элементы прослеживаются в славянских находках VIII-IX вв., как считает крупнейший советский археолог и историк Артамонов. По его утверждению, этническая принадлежность этой культуры не установлена, хотя она «совершенно несомненно» не славянская (5). 
     Легенды об основании Киева сохранились у русского и других славянских народов, у германских народов и у армян. Сходные мотивы прослеживаются в легендах об основании Кракова и Праги - городов, лежащих на торговом пути Киев - Регенсбург (6). 
     Рассмотрим две легенды: наиболее древнюю - из «Истории Тарона» Зеноба Глака, армянского историка, которую Марр относит к VI в. (7), а некоторые историки - к VIII в. (8), а также легенду, изложенную в Повести временных лет (9). 
     По легенде Зеноба Глака, два брата, Деметр и Гисаней (оба имени типичны для фиаситов) (10), изгнанные из родных мест, нашли убежище у царя Валаршака, пожаловавшего им землю Тарой, где они построили город Вишап. Затем в Аштишате (Змееграде) они поставили двух идолов - своих патронов. Через пятнадцать лет Валаршак убил братьев, «...и дал власть трем их сыновьям - Куару, Мельтею и Хореану. Куар построил город Куары, ...а Мельтей построил на поле том свой город и назвал его по имени Мельтей, и Хореан построил свой город в области Палуни и назвал его по имени Хореан. И по прошествии времени... Куар, Мельтей и Хореан поднялись на гору Куркея и нашли там прекрасное место... так как были там просторы для охоты и прохлада... и построили там селение и поставили они двух идолов, одного по имени Гисанея, другого по имени Деметра» (11). 
     В «Повести временных лет» записана следующая легенда (12): 
     «И быша 3 братья: единому имя Кий, а другому Щекъ, а третьему Хоривъ, и сестра их Лыбедь. Седяше Кий на горе, где же ныне увозъ Боричевъ, а Щекъ седяше на горе, где же ныне зовется Щековица, а Хоривъ на третьей горе, от него же прозвася Хоревица. И створиша градъ во имя брата своего старейшаго, и нарекоша имя ему Киевъ. Бяше около града лесъ и боръ великъ, и бяху ловяща зверь, бяху мужи мудри и смыслени, нарицахуся поляне, от них же есть поляне в Киеве и до сего дне». 
     Имена легендарных основателей прослеживаются в топонимике древнего Киева. Гора, на которой была построена дрвнейшая часть города, носила название Хоривица, другая гора называлась Щековица (13), на территории Киева находилась речка Лыбедь. Имена двух братьев в русской и армянской легендах совпадают, а имена Щек и Мельтей, по мнению Марра (14) и других исследователей (15) имеют один и тот же смысл - «змей». Ряд ученых отмечали, что имена всех трех братьев не имеют «никаких признаков славянской принадлежности» (16), а обе легенды ясно указывают, что братья были пришельцами в земле полян. 
     Происхождение имени одного из основателей Киева определяется однозначно и связывается с евреями: «Хорив» или «Гора» - название горы в Синае, на которой Моиисей получил Тору. Эта гора была выбрана Б-гом для вручения Торы потому, что на ней никогда не стояли идолы (17). Однако, если Хорив - гора, на которой никогда не стоял идол, то древнее имя Киева - «Киун» (18) естественно сопоставить с еврейским названием места, на котором установлен идол Киун «» (19). По-сирийски это название звучит «Каван», по-арабски - «Кайван» (20), что позволяет объяснить различные произношения имени города: древнее «Киун», арабское «Куява» и русское «Киев». Чередование «у-в» естественно, так как представляет собой различное прочтение буквы «» (вав). Близкие по звучанию названия населенных пунктов в различных местах Польши и Литвы, сохранившиеся с дренейших времен, по-видимому, имеют это же происхождение. Например, в средней Польше есть местность Куява, с которой связаны легенды об основании Польского государства и где находятся древнейшие населенные пункты Киево, Киевица и другие со сходными названиями. В Новодомском повете есть село Киев. Села и города с подобными названиями есть в Силезии, Моравии, Угорщине, Сербской Лужице и других местах (21). 
     Еще одно название Киева, приведенное в сообщении Константина Порфирородного, - «Самбат» (22), а также встречающееся в былинах древнее название Днепра - «Сафет» или «Израй-река» (23) легко могут быть объяснены: Сафат - это священная, или субботняя («» - «шабат») река еврейских сказочных (аггадических) преданий, протекающая по территории, населенной десятью потерянными коленами Израиля (24, 25). Название «Сафет» - «Самбат» применительно к городу или реке может быть истолковано на основании ивритского «шабат» - «суббота», которое в славянских и германских языках должно было превратиться в «самбат», «Samstag» (26). С другой стороны, бог  (Киун, Кайван) отождествляется греками с Сатурном, днем которого была суббота, что сохранилось во многих европейских календарях. На иврите Сатурн носит название Шабтай «», т. е. тот же «шабат - суббота - самбат». Все три названия происходят из одного источника (2*). 
     Признанная связь одного из основателей Киева с евреями, а также возможность объяснить из иврита имя второго, оправдывают попытку истолкования с тех же позиций и имени третьего - Щека. Для выяснения того, кто мог бы скрываться под этим названием, еще раз обратимся к былинам, как это делали представители так называемой «исторической школы» В.Ф.Миллер, А.Н.Майков, М.Г.Халанский. идр. (27, 28, 29). 
     Русский эпос - былины - знает четыре наиболее древних образа, играющие первостепенные роли: Змей, Вольга-Волх, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Змей является отцом Вольги, главного героя наиболее древней былины, сложившейся в языческие времена (30), исследователи усматривают в этом проявление тотемизма (31). В этой легенде нашел отражение номадический период развития Руси: хотя зачатие и рождение богатыря происходит в Киеве, его деятельность не связана с определенной территорией. Волх - единственный из богатырей былин киевского цикла - не имеет отношения к князю Владимиру. Он атаман дружины, которую обеспечивает всем необходимым (вплоть до организации женитьбы своих воинов в чужой стране). Его имя созвучно названию двух важнейших речных торговых магистралей: Волге и Волхову, причем согласно легенде, записанной Ломоносовым (32), последняя и названа по его имени. Отцом Волха по этой версии был князь Словен, основатель Новгорода (33). Отчество этого богатыря, Всеславич-Буслаевич (3*) (34), имеет характерное для иврита и необычное для славянских языков чередование «б-в». Вольга грамотен, знает иностранные языки, различные науки, владеет колдовством. В легендах, связанных с принятием христианства, Змей по-прежнему живет в Киеве (на Горе), возле реки Пучай (отождествляемой с притоком Днепра - Почайной, протекавшей по окраине Подола и игравшей важную роль в торговле) (35, 36), называется «Горынычем» и принимает черты внешнего врага (4*). Однако к этому врагу сохраняется особое отношение: 
с ним можно вести переговоры и даже заключать письменные договоры (37), что указывает и на его грамотность. Нарушение договора со стороны Змея, в наиболее распространенных вариантах былин, приводит к освобождению «полона» и решению спора мирным путем, что не характерно для русского эпоса (38). 
     Все особенности легендарных отношений со Змеем, а также включение Щека - «змея» в число основателей Киева можно объяснить, если принять, что под этим образом скрывается реальная еврейская диаспора, часть населения этих мест, вполне вероятно - живущее на «Горе» - Киеве колено Дан, эмблемой которого является змей (5*) (39). Становится понятным возникновение тотемического образа змея до принятия христианства и появления половцев, превращение его во врага после принятия христианства и победа над ним с помощью «шапки земли греческой» (символизирующей христианство) (40). Впоследствии этот образ переносится на этнического врага - половцев (41). 
     Таким образом, в основании Киева приняли участие как местные евреи-иудаисты (именно на горе Хоривица была возведена древнейшая часть города), так и местные «рашия». Еврейское население этого района было настолько древним и значительным, что оказало влияние на топонимику и участвовало в создании наиболее древних и долгоживущих образов местного фольклора. 
     Мы не объяснили происхождения имени четвертого основателя Киева - сестры Лыбедь, чье появление в легенде нарушает фольклорную традицию и, по-видимому, обусловлено реально существовавшими причинами. Имя «Лыбедь» созвучно с именем основательницы Праги - Лебуши (42) и с названием района - «Лебедия», занятого венграми по пути на запад (43, 44). В связи с анализом легенды Татищев упоминает город Леин (по Птолемею), помещенный им в месте впадения Припяти в Днепр (45), однако этих данных недостаточно, чтобы сделать какое-либо заключение. 
     Отметим, что Добрыня Никитич, прообразом которого считался дядя Владимира Святого (46), человек не только грамотный, но и хорошо образованный (47). По общему мнению, христианизация Руси способствовала развитию культуры и в первую очередь - грамотности, однако в былинах представитель младшего поколения богатырей, сын христианского священника Алеша Попович, безграмотен, что особо подчеркивается (48). 

Комментарии

(1*) В 1982 г. отмечается 1500 лет со дня основания Киева (Толочко, «Происхождение», сс. 39-49). 
(2*) Лащенко («Доклады АН СССР», 1930), рассмотрев 22 варианта происхождения названия «Самбат», склоняется к мнению Бруцкуса («Письмо», с. 19), который считает его тюркским, означающим «укрепленный город». Однако тогда остаются необъясненными названия «Киев» (для города) и «Сафат» или «Израй-река» (для Днепра). 
(3*) Неестественность употребления язычниками имен, содержащих корень «свят», отмечалась Беером (Татищев, «История», т. I, сс. 296, 308). 
(4*) Позднее исполнители былин, не поняв, почему враг живет в Киеве, переносят «Пучай-реку» в другое место. Такое объяснение лучше принятого в советской науке мнения, что былины «киевского цикла» складывались вдали от Киева («Добрыня», с. 373). 
(5*) Эльдад Гадани (Давид Данит), еврейский путешественник, посетивший Испанию в 880 г., рассказывал, что евреи ряда колен, включая и колено Дан, к которому принадлежал он сам, проживают в местности, где протекает легендарная река Самбатион. Многие исследователи связывают эту территорию с районом Киева, а описанное им еврейское государство - с Хазарией (Берлин, «Исторические», с. 84; Артамонов, «История», сс. 265-266; Гаркави, «Сказания о Хазарах», с. 17; Dunlop, «The History,» pp. 140-142). 

Литература

  (1) Rostovtzeff, «Iranians», p. 93. 
  (2) Рыбаков, «Очерки», сс. 747-748; «Новая концепция», 
        № 2, с. 42. 
  (3) Rostovtzeff, «Iranians», p. 155. 
  (4) Рыбаков, «Очерки», сс. 747-748. 
  (5) Артамонов, «История хазар», с. 293. 
  (6) Брайчевский, «Коли i як», сс. 81-85. 
  (7) Марр, «Книжные легенды», с. 60. 
  (8) Абегян, «История древнеармянской.», сс. 346-348. 
  (9) ПВЛ, т. I.с. 12. 
(10) «Корпус Боспорских.», №№ 82,94, 101,102, 103, 1056, 
       1135,1137 и др. 
(11) Марр, «Книжные легенды», с. 60. 
(12) ПВЛ, т. I, с.12. 
(13) «Синопсис», с.22. 
(14) Марр, «Книжные легенды», с. 60. 
(15) Рыбаков, «Очерки», с. 779. 
(16) Артамонов, «История хазар», с. 294. 
(17) Исход 3:1; Второзак. 1:2 и др. 
(18) Закревский, «Описание Киева», т. 1. 
(19) Амос 5:26. 
(20) Еврейск. Энцикл. - «Киун». 
(21) Брайчевский, «Коли i як», сс. 82-83. 
(22) Константин Багрянородный, «Об управлении», сс. 8-10. 
(23) «Добрыня Никитич», сс. 25-26. 
(24) Еврейск. Энцикл. - «Самбатион». 
(25) Барац, «Агадические.», сс. 129-131. 
(26) Godbey, «The lost.», p. 297. 
(27) Миллер, «Очерки». 
(28) Майков, «О былинах». 
(29) Халанский, «Великорусские.». 
(30) «Былины», т. 1, сс. 6-7, 8-9. 
(31) «Былины», т. 1, с. 506. 
(32) Ломоносов, «Древняя.», гл. 4. 
(33) Татищев, «История», т. 1, с. 108. 
(34) «Былины», т. 1, сс. 8, 14. 
(35) «Добрыня Никитич», с. 373. 
(36) ПВЛ, т.1, с.45. 
(37) «Добрыня Никитич», с. 9 и далее. 
(38) «Добрыня Никитич», сс. 377-378. 
(39) Бытие 49:17. 
(40) Миллер, «Очерки», т. 1, с. 146. 
(41) «Добрыня Никитич», сс. 372-373. 
(42) Брайчевский, «Коли i як», сс. 84, 90 и далее. 
(43) Константин Багрянородный, «Об управлении», с. 17. 
(44) Vernadsky, «Lebedia», p. 182-185. 
(45) Татищев, «История», т. I, сс. 178-179. 
(46) «Добрыня Никитич», сс. 329-335. 
(47) «Былины», т. 1, сс. 34-35. 
(48) «Былины», т. 1, с. 244. 

__________________________________


 

Письменность

     Древнейшее сообщение о русской письменности встречается в «Житии Святого Кирилла» в рассказе (1) о том, как Кирилл, прибыв в Херсонес вместе с дипломатической миссией византийцев, направляющихся в Хазарию, встретил там человека, имевшего русские книги («русина»): 
     «...и дошед Хорсуня... обрете же ту Евангелие и Псалтырь, русыкими письмены писано, и человека обреть, глаголюща тою беседою, и беседовавь с ним и силу речи приемь, своей беседе прикладая различии письмень гласнаа и согласнаа и к Богу молитву творя, вскоре начать чести и сказати и мнози ся ему дивляху» (2). 
     Из этого сообщения следует: 
     1. До прибытия Кирилла в Херсонес в 860 г. уже существовали русский язык и письменность, называемая «русской», а не славянской. В процессе исторического развития русы могли пользоваться различными языками, однако название «русский» мог получить лишь один язык. 
     2. Письменность имела различие в системе обозначения гласных и согласных звуков, что характерно для иврита и существовало в древней, так называемой «церковно-славянской» письменности. 
     3. Кирилл должен был учиться языку, на котором говорил «русин», и письму, хотя это и не потребовало длительного времени. Известно, что Кирилл знал славянский, греческий и иврит (1*), так что «русский» не был ни одним из этих языков, хотя и оказался одним из наречий славянского. 
     В другом варианте «Паннонского жития» говорится: 
     «...Тогда же поути ся ять, и дошед до Корсуня, наоучися тоу жидовьстей беседе и книгамъ, осмь частии граматикиа преложь, и огь того разоумъ болии въсприимъ» (3). 
     Этот отрывок описывает те же события, однако Кирилл 
обучается не русскому языку и письму, а «жидовьстей беседе» и книгам, которые он стал понимать, сопоставив речь с правилами 
написания. 
     Естественно, что письменность связывается с русами - международными торговцами, которые не могли обойтись без нее, а начав пользоваться славянским языком, должны были и писать на этом языке. Необходимый алфавит мог быть выработан на основе греческого, принятого в Византии, и ивритского, которым пользовались в Хазарии. Палеографические особенности «кириллицы» (2*) свидетельствуют об ее происхождении из греческого, ивритского и самаритянского алфавитов (4). Трудно определить степень влияния каждого из них, так как сам греческий алфавит имеет финикийское происхождение. Звуки «ш» и «ц» отсутствуют в греческом, и соответствующие буквы взяты из иврита: « » (шин-син) и « » (цади). Древнерусская письменность также носит следы влияния иврита - наличие твердого знака, обозначающего окончание слова, совместное написание предлогов, способы сокращения и т. д. 
     В похвале русскому языку, читающейся в русской «Хронографической Толковой Палее» (5), источники которой восходят к русскому сводному произведению киевского периода, имеется следующее место о начале русской письменности: 
     «Се же буди ведомо всеми языкы (3*)  и всеми людъми, яко же русскый язык ни от куду же приа святыа веры сиа и грамота рускаа никим же явлена, но токмо самим Богом Вседержителем, Отцем и Сыном и Святым Духом. Володимеру Святый Дух вдохнул веру прияти и крещение от грек и проча наряд церковный, а грамота рускаа явилась Богом дана в Корсуне руску, от нея же научися философ Костянтин, отуду сложив, написав книгы рускым гласом (4*), и еврейстей грамоте тогда же извыче от самарянина в Корсуне. То же муж русин бысть благоверен помыслом и добродетелью, в чистой вере един уединився и тъй един от руска языка явися преже крестьяньш и не ведом никимь же откуду есть бысть». 
     Источник подтверждает, что русская письменность существовала до приезда Кирилла в Херсонес. Более того, утверждается, что она получена непосредственно от Бога. Во всяком случае, путь приобретения письменности иной, чем крещения и церковных обрядов, которые были приняты от греков. Далее подчеркивается, что именно этой письменности и обучался Кирилл. Прямое же указание на то, что собой представляла «русская грамота», содержится в конце фразы (5*): «...отуду сложив, написав книгы рускым гласом и еврейстей грамоте тогда же извыче от самарянина в Корсуни». 
     Таким образом, в результате обучения Кирилл смог писать книги на русском языке с помощью еврейской грамоты, и именно это он узнал от самаритянина в Корсуни - Херсонесе. 
     Вполне возможно, что на раннем этапе формирования и использования ее узким кругом еще не ославянившейся Руси эта письменность и действительно была фонетическим письмом с помощью ивритского алфавита. На всем протяжении своей истории евреи именно так и поступали с языками, вполне ими освоенными (6). Однако такая письменность не отвечала структуре славянского языка и по мере расширения ее применения должна была претерпеть изменения: сначала были введены обозначения для гласных звуков, отличные от способа написания согласных звуков (расширение роли огласовок) , как это сохранилось в церковно-славянской письменности, и лишь в дальнейшем вводятся полноправные обозначения для гласных звуков. Воспоминания об этом процессе мы находим в сообщении в том, что варварам было трудно писать с помощью 22 букв и для облегчения способа письма Святой Кирилл увеличил число букв до 38 (7). Алфавит, принятый Русью, приспособленный в течение продолжительного времени к особенностям славянского языка ипрошедший проверку на практике, безусловно должен был вытеснить и из Болгарии искусственно созданный алфавит Кирилла (6*). 
     Развитие торговли, архитектуры, живописи и своеобразной теологии заставляет предполагать, что литература в Х в. не только существовала, но и находилась на высоком уровне развития. Однако до нас литературные памятники этого времени не дошли. Вполне вероятно, не только в силу случайности и неблагоприятных обстоятельств, но что они систематически уничтожались как еретические. 
     Вполне возможно, что среди славянских племен возникали зародыши местной письменности, о чем свидетельствуют находки не прочитанных до настоящего времени графита. Вероятно, именно эти способы письма имеет в виду Черноризец Храбр, говоря о «чертах и резах» (8), которыми пользовались славяне до Кирилла (7*). Не вызывает сомнения, что подобные начатки письменности не могли развиться у племен, окруженных грамотными народами. Естественным процессом в этом случае является приспособление развитой письменности к местному языку, что видно на примере распространения финикийского алфавита на Ближний Восток, Грецию, Рим;  латинского - на всю Западную Европу с вытеснением менее совершенного, хотя и сравнительно развитого рунического письма. 

Комментарии

(1*) Кирилл (Константин), грек из Салоник, был послан в Хазарию, так как изучал иврит, на котором говорила хазарская элита, во время миссии к арабам в Сирию. 
(2*) Есть основание считать, что в древности «кириллицей» назывался алфавит, именуемый в настоящее время «глаголицей», созданный Св. Кириллом для литургии на славянском языке, полностью отвечающий старо-македонскому диалекту и применяемый для той же цели до сих пор (Черепнин, «Русская палеография», с. 100; Browning, «Byzantium», pp. 176-177; Dvornik, «Byzantine», p. 103). Алфавит, называемый «кириллица», был 
известен как «глаголица», сохранив воспоминание о 
происхождении от фонетического письма на славянском языке. 
(3*) Слово «язык» означало «народ». 
(4*) Здесь в доступном мне тексте (Истрин, «Редакции.», цит. по ПВЛ, т. 2, с. 258) стоит запятая, которую я считаю произвольной, так как в этом случае оказывается, что книги написаны «русским гласом», в то время как они пишутся «грамотой», что следует из начала цитируемого абзаца. Кроме того, окончание фразы не имеет отношения ни к ее началу, ни к предшествующему и последующему тексту. 
(5*) Если не ставить запятую и учесть, что «руск» - «русин» и «самарянин» мог быть одним и тем же лицом, т. к. в то время в Крыму слово «самаритянин» было синонимом словам «купец» или «банкир» (Godbey, «The Lost,» Р. 298; Еврейск. Энцикл. - «Самаритяне»), то текст становится логичным, не содержащим никаких инородных включений. 
(6*) В конце IX века после смерти Кирилла и Мефодия в восточной Болгарии так называемая «глаголица» была заменена другим алфавитом - «кириллицей», получившей всеобщее признание, и вскоре королевский двор и церковь стали пользоваться этим алфавитом (Browning, «Byzantium,» pp. 155-156). 
(7*) Вопросу возникновения славянской и русской письменности посвящена обширнейшая литература, обзор которой дан в книге Черепнина, Л. В. «Русская палеография». 

Литература

(1) «Житие Константина», 1-я ред., с. 75. 
(2) «Житие Константина», 1-я ред., с. 75. 
(3) «Житие Константина», 2-я ред., с. 11. 
(4) Хабургаев, «Старославянский.», сс. 36-37. 
(5) Истрин, «Редакции.», с. 61, цит. по ПВЛ, т. II, с. 258. 
(6) Гаркави, «О языке», сс. 16-19. 
(7) Черепнин, «Русская палеография», с. 88. 
(8) Лавров, «Материалы», с. 162. 


 

 

  Русские летописные сообщения

     Русские летописи, как и летописи других народов, многократно переписывались, дополняясь и сокращаясь, при этом часто менялись политическая направленность или угол освещения событий в зависимости от цели переписчика или желания заказчика. Все это не скрывали и сами летописцы - авторского права на уже составленную часть летописи не существовало (1). Каждый из дошедших до нас списков имеет свои особенности, может не содержать части материала или включать версию, противоречащую ранее изложенной  (1*). 
     В настоящей работе мы в основном пользуемся «Повестью временных лет», изданной Академией наук СССР в 1950 г. под редакцией В.П.Андриановой-Перетц с комментариями Д.С.Лихачева. Повесть издана по Лаврентьевскому списку, дополненному из других списков. 
     Автор «Повести» ставит перед собой задачу описать историю государства, центром которого был Киев, о чем он и сообщает в названии своего труда: «Се повести времяньных летъ, откуду есть пошла руская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуду руская земля стала есть». В летопись не включены сведения, относящиеся к ранней истории (до XI в.) Азово-Причерноморской Руси, известные нам по арабским и византийским источникам, хотя сведения о Новгородской Руси включены в значительном количестве. В попытке оторвать историю Киевской Руси от истории Руси Азово-Причерноморской и проявляется политическая направленность летописи. Для достижения поставленной цели летописцы идут двумя путями: они акцентируют роль северного пришлого элемента и, одновременно, приобщают Русь к славянам. Свидетельство тому - рассказы: 
1) о приглашении варягов-Руси в Новгород; 2) о происхождении названия «Русь» (под 6406 г.); 3) о посещении Св. Андреем славянских земель. 
     Стремление летописи перенести центр тяжести Руси на север отмечают большинство исследователей: норманисты видят в этом отражение действительных исторических событий, а антинорманисты - желание киевских князей вывести свою родословную с севера. 
     Приведем полный текст рассказа о приглашении варягов-Русь в Новгород (2): 
     «Въ лето 6367. Имаху дань варязи изъ заморья на чюди и на словенех, на мери и на всехъ, кривичехъ. А козари имаху на полянех, и на северех, и на вятичехъ, имаху по беле и веверице от дыма». 
     «Въ лето 6370. Изъгнаша варяги за море; и не даша имъ дани, и почаша сами в собе володети, и не бе в нихъ правды, и въста роль на родь, и быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся. И реша сами в себе: «Поищемъ собе князя, иже бы володелъ нами и судилъ по праву». И идоша за море къ варягомъ, к руси. Сице бо ся зваху тьи варязи русь, яко се друзии зовутся свие, друзии же урмане, анъгляне, друзии гъте, тако и си. Реша русь, чюдь, словени, и кривичи и вси: «Земля наша велика и обилна, а наряда в ней нетъ. Да пойдете княжить и володети нами». И изъбрашася 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь, и придоша; старейший, Рюрикъ, седе Новегороде, а другий, Синеусъ, на Беле-озере, а третий Изборьсте, Труворъ. И от техъ варягъ прозвася Руская земля, новугородьци, ти суть людье ноугородьци от рода варяжьска, преже бо беша словени. По двою же лету Синеусъ умре и брать его Труворъ. И прия власть Рюрикъ, и раздая мужемъ своимъ грады, овому Полотескъ, овому Ростовъ, другому Белоозеро. И по темъ городомъ суть находници варязи, а перьвии насельници в Новегороде словене, въ Полотьски кривичи, в Ростове меря, в Беле-озере весь, в Муроме мурома; и теми всеми обладаше Рюрикъ...». 
     Норманисты и антинорманисты видят в этом рассказе отождествление Руси с варягами, которые в свою очередь отождествляются с норманнами в широком смысле слова, то есть с народами Скандинавского полуострова. Для норманистов этот рассказ является важным историческим документом, прямо подтверждающим их теорию, антинорманисты считают его «ученым домыслом», «легендой, полной противоречий», не представляющей никакой исторической ценности (3) (2*). 
     Проанализируем рассказ. «Въ лето 6367. Имаху дань варязи изъ заморья на чюди и на словенех, на мери и на всехъ, кривичехъ». Происхождение слова «варяг» разобрано выше, его «положительное» значение - «торговец», «воин» - полностью соотвеетствует тому смыслу, который вкладывает в него летописец. Естественно, что варяги могут быть разные, и в приведенном сообщении имеются в виду «варяги из заморья», значит бьши и другие варяги - не «из заморья», а местные. Далее слеедует более подробное объяснение того, кто же входит в число «варягов». «Сице бо ся зваху тьи варязи русь, яко се друзии зовутся свие, друзии же урмане, анъгляне, друзии гьте, тако и си», - то есть варягами могут быть шведы, норманны, англичане, готландцы и Русь. Таким образом, летописец сообщает, что русы входили в число торговцев (варягов) Балтийского моря, но не были ни шведами, ни норманнами, ни англичанами, ни готландцами. Название «Русь» полностью определяло этих варягов и дополнительных пояснений относительно их этнической принадлежности или происхождения не требовалось. Русь хорошо известна и живет на этих землях, что следует из ее участия в приглашении князя и подробнее освещается в Иоакимовской летописи (см. ниже). 
     После изгнания варягов возникли междоусобные войны среди местных племен; чтобы избежать раздоров, решили (не существенно для нас, была ли это одна из враждующих группировок) обратиться за помощью к варягам: «...и идоша за море къ варягом, к руси...». Эта фраза подтверждает, что русы принадлежали к торговцам Балтийского моря, имели свои базы «за морем» и обладали достаточной силой, чтобы к ним имело смысл обратиться. 
     В числе приглашающих на первом месте выступает местная Русь, которая противопоставляется славянам и другим племенам, живущим на этих землях: «...Реша Русь, чюдь, словени и кривичи и вси...», в чем нет противоречия, так как Русь могла быть и «заморская» и «местная». Кроме того, нет никаких указаний, что Русь была изгнана вместе с другими варягами, собиравшими дань. Естественно, что из всех варяжских (военно-торговых) организаций Балтийского (Варяжского) моря, местная Русь и ее союзники пригласили Русь заморскую. 
     После прихода «всей» заморской Руси, Русь устраняет междоусобицы и в лице своего князя и его людей управляет обширными территориями пригласивших ее племен. В плане рассматриваемой гипотезы не имеет значения, спровоцировала ли Русь изгнание варягов или воспользовалась восстанием местных племен, однако в результате она устранила своих конкурентов ценою снятия баз с Балтийского моря. 
     «И от техъ варягь прозвася Руская земля, новугородьци, ти суть людье ноугородьци от рода варяжьска, преже бо беша словени», - здесь летописец поясняет, что от тех варягов-Руси и получила название «Русская земля». 
     Напомним, что летописец составляет историю Киевской Руси, поэтому название «Русская земля» вполне правомочно. Остается неосвещенным вопрос, когда она получила это название. Границы «Русской земли» определены А.Н.Насоновым (4), возникнуть же это понятие могло значительно раньше описываемых событий, как считает Б.А.Рыбаков (5), в VI-VII вв. н. э., и не связано с приглашением Рюрика. 
     Далее летописец указывает, что после приглашения Руси Новгород не становится «Русской землей», новгородцы остаются самостоятельными торговцами - еще одним видом варягов, имеющим славянское происхождение. 
     «И по темь городомъ суть находници варязи, а перьвии насельници в Новегороде словене, в Полотьски кривичи, в Ростове меря, в Белеозере весь, в Муроме мурома; и теми всеми обладаше Рюрикъ», - то есть во всех городах, подвластных Рюрику, варяги-Русь являются пришлым элементом. 
     Анализ показал: 
     1. Понятие «варяг» не определяет этнической принадлежности и происхождения торговца. 
     2. Русь, являясь варягами, не является ни норманнами, ни англичанами, ни шведами, ни славянами (3*). 
     3. Ко времени приглашения Рюрика Русь имела базы на Балтийском море, была местным (хотя и не коренным) населением в Новгороде. 
     4. Рассказ не содержит никаких внутренних противоречий, наоборот, видно, что летописец хорошо знает описываемые события, тщательно поясняет каждую мысль (4*). 
     В силу важности этого рассказа, приведем анализ его варианта по древнейшей Иоакимовской летописи, пересказанной Татищевым (5*). По этой летописи впервые Русь упоминается в связи с именем легендарного князя Вандала, правившего в Великом городе (Новгороде) за 12 княжений до Рюрика. У Вандала было три сына: 
Избор, Владимир и Столпосвят, в честь каждого из которых был построен город. По-видимому, в именах сыновей отразились названия городов, игравших важную роль. Имени «Избор» соответствует город Изборск. Трудно сказать, с каким городом связано имя «Владимир», возможно, с Владимиром-на-Клязьме, так как этот район играл огромную роль в древней торговле, о чем свидетельствует «скопление» городов (6). Имя «Столпосвят» состоит из двух слов: «столп» и «свят», смысловое значение его может быть связано с культом русских языческих богов и, возможно, соответствует Киеву. 
     Девятый после Владимира князь, Буревой, много и успешно воевал с варягами, захватил Карелию, но в конечном счете потерпел поражение и умер в изгнании. В результате поражения славяне, Русь и чудь должны были платить тяжкую дань варягам. Сын Буревого, Гостомысл, был приглашен, чтобы возглавить борьбу против варягов, и победил. Его владения простирались по берегам Балтийского моря; он построил город Выборг (6*). Дочь Гостомысла была замужем за соседним варяжским князем. Не имея прямых наследников мужского пола (его сыновья погибли), Гостомысл созвал старейшин от славян, русов, чуди, веси, мери, кривичей и дреговичей и предложил им пригласить на княжение сына своей дочери - Рюрика. 
     Во всех случаях Русь противопоставляется варягам и славянам, которые являются ее союзниками. 
     В других летописных списках содержится дополнительный материал об этих событиях; указывается, например, что захват власти Рюриком не прошел гладко, ему пришлось подавить восстание новгородцев. Соловьев, защищая достоверность рассказа, говорит, что невозможно было представить ложную версию об обстоятельствах появления на славянских землях родоначальника правящей династии, когда еще живы были люди, помнящие крещение Руси (7). 
     Из рассказа, помещенного под 6406 г., рассмотрим лишь объяснение происхождения «нового» имени полян. 
     «Бе единъ языкъ словенескъ: словени, иже седяху по Дунаеви, их же прияша угри, и морава, и чеси, и ляхове, и поляне, яже ныне зовомая Русь... (8). ...А словеньский языкъ и рускый одно есть, от варягь бо прозвашася Русью, а первое беша словене; аще и поляне звахуся, но словеньскаа речь бе. Полями же прозвани быши, зане в поли седяху, а язык словенски единъ» (9). 
     Летописец сообщает, что славянское племя полян приняло имя варягов-Русь. В связи с этим возникает два вопроса: 1) Можно ли быть уверенным, что сообщение достоверно? 2) О чем свидетельствует это сообщение? 
     На первый вопрос можно ответить утвердительно. Действительно, если бы поляне приняли новое имя не от варягов, а от славянского племени Русь, существование которого предполагает Б.А.Рыбаков (7*) (10), то как может летописец, поставивший себе целью доказать единство славянского народа и славянство Руси, утвержать, что поляне приняли имя «Русь» не от своих собратьев-славян, а от пришельцев-варягов? 
     Относительно второго положения отметим, что доказывать «славянство» полян не нужно - изменение названия не меняет этнической принадлежности. Необходимость доказательства свидетельствует, что изменение имени есть лишь внешнее проявление формирования на славянской этнической основе новой нации (древних русов - по Рыбакову), в которую влилась неславянская Русь. 
     Аргументы, приводимые летописцем, не убедительны, так как общность языка, письменности, религии не доказывает этнического единства, хотя вместе с единством территории способствует его образованию. Самым интересным в рассказе является уверенность летописца, что «славянство» полян-Руси требует доказательства. .         Приобщение русской элиты и княжеского дома к славянам является целью и рассказа о благословении Святым Андреем места, на котором впоследствии был построен Киев (11, 12). Таким образом. Святой Андрей непосредственно связывается со славянскими землями, а княжеский дом, покровителем которого он является (13), становится местным, «искони славянским». 
     Из греческого «досье» апостола Андрея известно, что он совершал путешествия в Синапу и Корсунь; культ его был особенно распространен по северному побережью Черного моря (14), именно в тех местах, где он проповедовал, согласно описанию его третьего путешествия. В Византии существовало мнение, что Святой Андрей  ходил в Русскую землю. Император Михаил VII Дука писал Всеволоду Ярославовичу, отцу Владимира Мономаха, что «одни и те же самовидцы евангельской проповеди провозгласили христианство у обоих  народов» (15). Единственным местом, где Св. Андрей (8*) мог проповедовать русам - рашия, был Боспор, что, по-видимому, и имел в виду император. 

Комментарии

(1*) Попытки создать сводную летопись, содержащую информацию десятков существующих списков, не увенчались успехом - механическое объединение, часто противворечивых описаний событий привело к созданию свода, которым невозможно пользоваться (Лейбович, Л.И. «Сводная летопись»). Выбор же наиболее достоверных, с точки зрения редактора, версий, сделанный даже крупным специалистом, неминуемо приводит к созданию гипотетического летописного свода, лишая документ исторической оригинальности (Шахматов, А. А. «Повесть временных лет», т. 1). 
(2*) Сторонники последней точки зрения обычно указывают, что рассказ представляет собой легенду XI в., помещенную в летопись после составления «Начального свода». Разница между временем написания «Начального свода» и временем включения рассказа не превышает 20 лет (ПВЛ, т. 2, табл. 2, с. после 554). По мнению А.А.Шахматова, рассказ вставлен под влиянием бесед летописцев с представителями нескольких поколений знаменитого рода Вышатычей, которые находились в тесном родстве с Владимиром I, дали ряд новгородских посадников и бьши самыми авторитетными людьми в вопросах истории Новгорода, а «отождествление» варягов с Русью - вставка слов «к руси», сделано во второй редакции (Шахматов, «Разыскания», с. 226 и др.). М.Д. Приселков («История русского.», с. 39) считает, что это «отождествление» произошло уже в первой редакции. 
(3*) В связи с различными трактовками взаимоотношений между понятиями «варяг» и «рус» приведем схему, поясняющую нашу точку зрения. Три основных мнения соответствуют различным взглядам на историю Руси: 1. Норманисты отождествляют варягов, норманн и Русь (варяги = норманны = Русь). 2. Антинорманисты отождествляют варягов с норманнами и противопоставляют их Руси (варяги = норманны = Русь) .  3. Точка зрения летописца, которую разделяю и я: понятие «варяг» включает всех торговцев Балтийского моря (варяги - это и норманны, и англичане, и шведы, и готландцы, и Русь, и новгородцы). 
(4*) Желание дискредитировать рассказ приводит иногда к совершенно неоправданным заключениям. Например, акад. Б.А.Рыбаков («Очерки», с. 784) высказывает мнение, что рассказ был записан со слов «какого-нибудь варяга или готландца, плохо знавшего русский язык», и поэтому такой нелепый и путаный. 
(5*) Иоаким был первым епископом Новгорода, прибывшим туда в 991 г. Татищев пересказал лишь события, не упомянутые в «Повести временных лет» или записанные там иначе (Татищев, «История», т. I, сс. 108-109). Сама летопись не сохранилась. 
(6*) Шведская крепость Выборг бьша построена в XIII в., но в VIII-IX вв. на этом месте могла существовать база русов, покинутая ими, как сообщается в летописи в IX в. 
(7*) Б.А.Рыбаков меняет свои представления о Руси в одной и той же работе «Очерки по истории СССР»: так, на с. 748 Русь - это славянское племя, а на с. 770 - это союз племен. 
(8*) Косой «Андреевский» крест совпадает с древним написанием ивритской буквы «» (тав), которая имеет значение «знак», «метка» (Еврейская Энцикл., «Тав»). Русское слово «тавро», происхождение которого неизвестно (Даль, «Словарь»), имеет то же значение. Святой Андрей - покровитель княжеского дома - становится покровителем России (до революции 1917 г.). А «Андреевский флаг» с изображением косого креста на белом поле становится флагом военно-морского флота, вновь созданного Петром I. 

__________________________________________

Литература

  (1) Лихачев, «Русские летописи», с. 170. 
  (2) ПВЛ, T.I, с. 18. 
  (3) Юшков, «Общественно-политические.», с. 45. 
  (4) Насонов, «Русская земля», с. 29. 
  (5)  Рыбаков, «Очерки», с. 747. 
  (6) Тихомиров, «Древнерусские города». 
  (7) Соловьев, «История», т. 1-2, с. 302. 
  (8) ПВЛ, T.I, с. 21. 
  (9)ПВЛ,т.1, с.23. 
(10) Рыбаков, «Древние русы», сс. 98-101. 
(11) ПВЛ, T. I, с.12. 
(12) Лихачев, «Русские летописи», с. 170. 
(13) ПВЛ, т. II, с. 218. 
(14)  Петровский, «Сказания», с. 296 и далее. 
(15) Василевский, «Труды», т. II, ч. I, сс. 49-50. 

_____________________________________________________________________


______________________________________________

 

 

Заключение 

     Настоящая работа ставит своей целью привлечь внимание исследователей к изучению роли евреев, в том числе и отказавшихся от иудаизма, в создании Киевского государства, поэтому я считаю целесообразным еще раз сформулировать в общих чертах предлагаемую гипотезу: 
     1. Русь, заложившая основы Киевского государства и давшая ему свое имя, была военно-торговой организацией в основном язычников еврейского происхождения, сложившейся у берегов Черного и Азовского морей со времен Боспорского царства и распространившей свою деятельность по речным магистралям Восточно-Европейской равнины вплоть до Балтийского моря и по нему. 
     2. Русы возглавили на этих территориях международную торговлю, чему способствовали: их этническое происхождение, обычаи, опыт мореплавания и связи, унаследованные со времен Боспора. Международная торговля сыграла существенную роль в экономическом, культурном и политическом развитии района и в подготовке базы для создания Киевского государства - последней торговой империи на западной части Восточно-Европейской равнины. 
     3. Господство русов складывалось в результате многовекового активного участия в жизни района, однако только на этапе, непосредственно предшествующем созданию Киевской Руси; они обладали политической и военной силой, достаточной для подчинения славянских племен. Развитие района вызвало к жизни и местные силы, взаимодействие которых с Русью опередило ее политическое положение в образовавшихся центрах: Тмутаракани, Киеве, Новгороде. 
     4. Языческая религия Руси не препятствовала включению в ее состав различных этнических элементов, в том числе варягов-норманн и элиты местного населения. 
     Предлагаемая гипотеза согласуется со всеми признанными историческими источниками, с данными археологии и 
топонимикой. 
     Как и норманнские теории, она объясняет: 
     1) Постоянное противопоставление Руси славянам в древних 
источниках. 
     2) Большой опыт Руси в международной торговле, военном 
деле и мореплавании. 
     3) Общий характер возникшей торговой империи. 
     Как и славянские теории, она объясняет: 
     1) Древнейшие упоминания Руси, начиная с конца IV века, связь «Руси» с югом России и топонимику. 
     2) Слабое лингвистическое и культурное влияние норманн на славянское население, а также сравнительно небольшое число норманнских захоронений даже в центрах Руси. 
     Кроме того, предложенная гипотеза позволяет объяснить: 
     1) Происхождение названия «Рос-Русь-Россия», не противоречащее ни одному из источников. 
     2) Взаимоотношение понятий «рус» и «варяг» в русских летописях и других источниках. 
     3) «Палестинское происхождение» языческих богов русов, а также повышенный интерес русской христианской элиты к истории 
евреев. 
     4) Наличие еврейских агадических элементов в древнерусском 
фольклоре и письменных документах. 
     5) Отмечаемую в ряде источников связь между торговой деятельностью русов и евреев. 
     В данной работе лишь в общих чертах обсуждались некоторые аспекты влияния еврейской диаспоры на возникновение Киевской Руси. В дальнейшем автор предполагает детально рассмотреть развитие Руси из фиаситской организации «Аспуриган» и ряд связанных с этим проблем. 

<.......................................>

________________________________________________________________________________________

/

   Принятые сокращения: 

АНЗИ - Академия наук. Записки по историко-филологическому 
отделению. 
ВДИ - Вестник древней истории. 
ИАК - Известия археологической комиссии. 
ИВГО - Известия Всесоюзного географического общества. 
ИГАИМК - Известия Государственной академии истории 
                    материальной культуры. 
КСИВ - Краткие сообщения Института востоковедения. 
КСИИМК - Краткие сообщения Института истории материальной культуры. 
ОРЯС - Отделение русского языка и словесности Российской 
               академии наук. 
ПВЛ - Повесть временных лет. 
ПИДО - Проблемы истории докапиталистического общества. 
ПСРЛ - Полное собрание русских летописей. 
РАНИОН - Российская ассоциация научно-исследовательского 
                   института общественных наук. 
BASOR - Bible and the Ancient Near East Bull. of the American Schools 
                 of Orient. Research. 
BGA - Bibliotheca Geographorum Arabicorum, ed. M.J. de Goje (Leyden). 
HGM - Historici Graeci Minores, ed. L.Dindorf, vol. I-II 
            (Leipzig, 1870-71). 
IPE - Inscriptiones Ponti Euxini, see: B.Latyshev, Inscriptiones. 
MGH - Monumenta Germaniae Historica. 
PG - J.P.Migne, Patrologiae Cursus Completus. Series Graeca. 
PL - J.P.Migne, Patrologiae Cursus Completus. Series Latina. 

В библиографии: 

Л. - Ленинград. 
М. - Москва. 
СПб. - С.-Петербург. 

Литература  (общий список) 

Абегян М., История древнеармянской литературы. Ереван, 1948. Адрианова-Перетц В.П., Слово о полку Игореве. АН СССР, 1950. Аль-Бекри см.: Куник А., Известия. 
Амартола см.: Истрин В.М., Хроника. 
Артамонов М.И., История хазар. Ленинград, 1962. 
Артамонов М.И., Средневековые поселения на Нижнем Дону, 
                                ИГАИМК, 131. Л., 1935. 
Барац Г.М., Библейско-агадические параллели к летописным 
                     сказаниям о Владимире Святом. Киев, 1908. 
Барац Г.М., Собрание трудов по вопросу о еврейском элементе в 
                     памятниках древнерусской письменности, т. 2. 
                     Берлин, 1924; т. 1,отд. 2, Париж, 1927. 
Бартольд Д.В., «Худуд-ал-алем», рукопись Туманского. Л., 1930. Бейлис В.М., Ал-Масуди о русско-византийских отношениях 50-х 
                       годов 10 века. В сб.: «Международные связи России 
                       до XII века». Акад. наук СССР. М., 1961, с. 21-39. 
Берлин И., Исторические судьбы еврейского народа на территории 
                    русского государства. 1919, т. II. 
Бернштейн-Коган С.В., Путь из варяг в греки. В кн.: «Вопросы 
                                 географии». М., 1950, сс. 239-270. (Историческая 
                                 география СССР, сб.20). 
Блаватский В.Д., Пантикапей. Очерки истории столицы Боспора. 
                              М., 1964. 
Брайчевский М.Ю., Коли i як виник Киiв. Акад. наук УССР, 1963. Брим В., Происхождение термина Русь. «Россия и Запад», т. I, 1923. Бруцкус Ю.Д., Письмо хазарского еврея от Х-го века. Берлин, 1924. Былины. Ред. В.Я.Проппа и Б.Н.Путилова. М., 1958. 
Василевский В. Г., Русско-византийские исследования, вып. 2. 
                                Жития Георгия Амастридского и Стефана 
                                Сурожского. СПб., 1893. 
Василевский В.Г., Труды, т. I - 1908; т. II - 1909; т. III - 1915; 
                                т. IV - 1930. СПб.-Л. 
Винников И.Н., Неотложные задачи советской семитологии. 
                           В сб.: «Семитские языки». М., 1964, сс. 40-49. 
Гайдукевич В.Ф., Боспорские города в свете археологических 
                              исследований последних двух десятилетий. 
                              В сб.: «Археология и история Боспора», вып. I. 
                              Симферополь, 1952, сс. 19-42. 
Гайдукевич В.Ф., Боспорское царство. М., 1949. 
Газов-Гинзберг А.М., Семитский корень и общелингвистическая 
                                     теория моновокализма. В сб.: «Семитские 
                                    языки», М., 1964, сс. 200-204. 
Гардизи. Зайн ал-Ахбар. Ред. Д.В.Бартольд. АНЗИ, т. I, № 4, 1897. 
                                        Русск. перевод сс. 103-126. 
Гаркави А. Я., Известия караима Абу-Юсуфа Якуба аль-Киркистани 
                         об еврейских сектах. «Записки вост. отд. археол. общ.», 
                         т. VII, 1894; т. X, 1896. 
Гаркави А. Я., Об языке евреев, живших в древнее время на Руси. 
                         СПб., 1865. 
Гаркави А. Я., Русь и русское в средневековой еврейской 
                         литературе. «Восход», кн.1,1881. 
Гаркави А. Я., Сказания еврейских писателей о хазарах и Хазарском 
                         царстве. СПб., 1874. 
Гаркави А. Я., Сказания мусульманских писателей о славянах и 
                          русских. СПб., 1870. 
Гедеонов С., Варяги и Русь, т. II. СПб., 1876. 
Гедеонов С., Отрывки из исследования о варяжском вопросе. 
                       Примечание к 1-му тому «Зап. Импер. Акад. наук», № 3, 
                       1869, сс. 1-127. 
Гессен Ю., История еврейского народа в России, т. 1. 
                   Петроград, 1916. 
Голубинский Е.Е., История русской церкви, т. I, ч. 1 (2-ое изд.). Горский А. В., Памятники духовной литературы времен великого 
                          князя Ярослава I. М., 1844. Часть II: Митрополит 
                          Илларион. «О законе Моисеевом». 
Готье Ю.В., Железный век в Восточной Европе. М., 1930. 
Греков Б.Д., Киевская Русь. АН СССР, 1944. 
Григорьев А.Д., Архангельские былины и исторические песни, 
                            собранные в 1899-1901 гг., т. I. М., 1904. 
Григорьев В.В., Россия и Азия. СПб., 1876. 
Грот К., Известия Константина Багрянородного о сербах 
               и хорватах. СПб., 1880. 
Даль В., Толковый словарь живого великорусского языка, 4 тома. 
               М., 1955 (со 2-го изд. 1880-1882 гг.). 
Державин Н.С., История Болгарии. АН СССР, М., т. 1 - 1945, 
т. 2 - 1946. 
Державин Н.С., Славяне в древности. М., 1945. Добрыня Никитич и Алеша Попович. Сб. былин, ред. Смирнов Ю.И. и В. Г. Смоленский. 
                             М., 1974. 
Дорн Б., Каспий. СПб., 1875. Прилож. к «Зап. Импер. Акад. наук», 
                               т. 26, №1. 
Дубнов С.М., Историческая тайна Крыма. «Еврейская старина», 
                        1914, №1. 
Дьяконов А.П., Известия Псевдо-Захарии о древних славянах. ВДИ, 
                          1939, №4. 
Еврейская Энциклопедия, изд. «Брокгауз-Эфрон». СПб., 16 томов. Ефрем Сирии, см.: Дьяконов, А.П. Известия. 
Житие Константина Философа, 1-я ред. «Чтения в Общ. истор. 
                         и древн. российских», 1865, апр.-май. 
Житие Константина Философа, 2-я ред. «Чтения в Общ. истор. 
                        и древн. российских», 1863, кн. 2. 
Захария Ритор, см.: Дьяконов, А.П. Известия. 
Завитневич В.3., Происхождение и первоначальная история племени 
                     «Русь». «Труды Киевск. духовн. акад.», 1892, кн. 12. 
Закревский Н., Описание Киева, т. I. 1868. 
Заходер Б.Н., Еще одно раннее мусульманское известие о славянах 
                       и русах IX-X вв. ИВГО, 1943, № 6. 
Заходер Б.Н., Из истории бытования текста с древнейшим 
                        упоминанием имени «Русь» в арабской письменности. 
                        КСИВ, вып. XXII, 1956. 
Заходер Б.Н., Каспийский свод сведений о Восточной Европе. 
                        Горган и Поволжье в IX-X вв. АН СССР. М., 1962. 
Иванов Т.А., Еще раз о «русских письменах». «Советское 
                         славяноведение», 1969, № 4. 
Ибн-Фадлан, русский перевод, см.: Ков&